Главная / МИХАИЛ ИЛЛАРИОНОВИЧ КУТУЗОВ И БЕНДЕРСКАЯ КРЕПОСТЬ

... МИХАИЛ ИЛЛАРИОНОВИЧ КУТУЗОВ И БЕНДЕРСКАЯ КРЕПОСТЬ ...

Самые авторитетные биографы М.И. Кутузова главное внимание уделяют его заслугам в войне с Наполеоном. Если же речь заходит о его военной деятельности в Молдавии, то детальнее всего освещается участие Кутузова в сражениях при Рябой Могиле, реках Ларге и Кагуле, в штурме Измаила, в боях при Бададаге и Мачине, под Рущуком и Слободзеей. О Бендерах практически или вообще не упоминается или всего одной, малозначащей строкой.

А ведь именно здесь, под Бендерами, происходило становление, развитие и совершенствование полководческого таланта, постигались тонкости ратного искусства, наконец мужание будущего генерал-фельдмаршала, князя Смоленского, спасителя России в войне 1812 года.

До первого штурма Бендерской крепости русскими войсками Петра Панина 1770 года, М.И. Кутузов успел послужить командиром роты Астраханского пехотного полка, адъютантом Ревельского генерал-губернатора в войсках, расквартированных в Польше. При этом особенно проявил способности в артиллерии и инженерном деле. Вместе с тем, среди других офицеров выделялся глубокими знаниями государственного устройства и законодательства России. Поэтому он и был привлечен к участию в высокой государственной «Комиссии по составлению нового уложения», т.е. свода законов Российской империи. Но, как бы не было это престижно, душа М.И. Кутузова рвалась на поле брани.

По личному своему настоянию секунд-майор М.И. Кутузов в самом начале 1770 года был назначен в 1-ю армию легендарного Петра Румянцева. Занимая невысокие штабные должности, Кутузову удалось сразу поучаствовать в следовавших одно за другим сражениях у Рябой Могилы, при Ларге и Кагуле. Эти три ощутимых удара деморализовали и истощили силы татаро-турецкого войска и было ясно, что эта армия будет долго восстанавливаться и не скоро будет готова к новому противостоянию. Т.е. было понятно, что военная компания 1770 года для 1-ой армии П. А. Румянцева была окончена, многие офицеры были отправлены в отпуска.

Такая ситуация сложилась на Дунае, а вот на Днестре их собратья по оружию продолжали досель невиданную широкомасштабную осаду османской Бендерской крепости, силами 2-ой армии П.И. Панина, медленно и упорно приближаясь к ее стенам по окопам и подземным галереям. Офицерам в армии Румянцева бездействие было в тягость и многие пожелали испытать себя в столь заманчивом штурме крепости, проявить доблесть и отвагу, тем самым заработать военный авторитет и достойные награды. Румянцеву посыпались прошения от офицеров о временном переводе в армию под Бендеры. И вскоре молодой Кутузов, получивший накануне чин премьер-майора, оказался у стен Бендерской крепости.

Его познания в инженерном деле и артиллерии тотчас были востребованы, так как из-за боевых потерь ощущалась острая нехватка инженеров. При формировании штурмующих колонн даже полковники и генералы, определённые в резерв, просили доверить им хоть роту или батальон под командование, назначенные в первый эшелон. Панину пришлось, в первую очередь, уважить офицеров, прибывших из армии Румянцева, М.И. Кутузову доверили под командование отряд гренадер. «В числе назначенных были премьер-майор Кутузов, полковник Милорадович и другие»[1].

Вместе со своими гренадерами Кутузов укрывался в траншее 2-ой параллели, ожидая взрыва главной центральной мины, что служило началом для штурма крепости. После чего Кутузов вместе со своими гренадерами устремился вперед, спускался в ров, поднимался на вал и участвовал непосредственно уже в уличных боях внутри крепости. После того, как обороняющиеся начали бросать оружие, гренадеры премьер-майора помогали выводить из огня и дыма детей, женщин и стариков, сопровождая их в армейский лагерь русских войск. Победители потушили пожары, полностью очистили крепость, разобрали завалы, справили панихиду по своим убиенным, пересчитали богатые трофеи и принялись за восстановление поврежденных укреплений. Большая часть офицеров из армии Румянцева убыли в свои полки, а М.И. Кутузов по просьбе П.И. Панина оставался в Бендерах до начала 1771 года, помогая инженерам. Лишь по окончании первоочередных восстановительных работ вернулся в армию Румянцева, располагавшуюся в Валахии. По прибытии был назначен обер-квартирмейстером корпуса, в функции которого входило изучение местности, организация расположения и передвижения войск, строительство временных укреплений и др. С учетом отличия в штурме Бендерской крепости М.И. Кутузову был присвоен чин подполковника.

На следующий год с Дунайского театра военных действий М.И. Кутузова перевели в Крым. В июле 1774 г. при отражении морского десанта турок у деревни Шумы, близ Алушты, М.И. Кутузов был тяжело ранен в голову. Случилось это, когда в деревне Кючук-Кайнарджа стороны подписали мирный договор.

В течение двух лет, по личному распоряжению Екатерины IIза казенный счет М.И. Кутузов лечился у лучших медиков Пруссии, Австрии, Англии и Голландии. Мог бы и подать в отставку, но не мыслил себя без военной службы.

По возвращению на родину, он продолжил службу в Крыму, участвуя в охране побережья полуострова. Здесь судьба свела его с А.В. Суворовым, под началом которого он прослужил 6 лет, осваивая основные положения «науки побеждать». По представлению Суворова в 1777 году М.И. Кутузов стал полковником, а в 1782 году – бригадиром. Вскоре на Кутузова, который на то время командовал Мариупольским легкоконным полком, обратил внимание Г.А. Потемкин, наделенный императрицей большими полномочиями и поручил ему формирование Бугского егерского корпуса, присвоив чин генерал-майора. Бугский корпус формировался за счет арнаутского полка под командованием Скаржинского, который из войск господаря Молдавии во время войны 1768-1774 гг. перешел в русскую армию. После окончания войны он разместился на правом берегу р. Буг, получив название Бугского.

По замыслу Потемкина именно этот полк должен был составить основу нового Бугского егерского корпуса, а затем и Бугского казачьего войска. М.И. Кутузов энергично взялся за порученное ему дело, организовав тщательный отбор казаков с Украины, России и Молдавии. После начала формирования корпуса начались интенсивные тренировки и учения. Если в пехоте егерские полки к тому времени были в основном отработаны и испытаны в боях, то в легкой кавалерии введение егерей было делом абсолютно новым. «Командуя корпусом и обучая егерей, Кутузов разработал для них новые тактические приемы борьбы и изложил их в особой инструкции»[2].

С началом русско-турецкой войны 1787-1791 гг. Бугскому корпусу была поручена охрана границы по Южному Бугу, а летом 1788 года он принял участие в осаде турецкой крепости Очаков. Во время одной из вылазок гарнизона крепости Кутузов вместе со своими егерями бросился наперерез туркам и тут пуля, выпущенная янычаром, ранила командира корпуса и вновь в голову. В бессознательном состоянии его вытащили с поля боя.  К счастью, на этот раз лечение не заняло так много времени и в компании 1789 года М.И. Кутузов вновь возглавил свой корпус, когда Южная армия Г.А. Потемкина готовилась к походу в Молдавию.

Перед началом движения войск главнокомандующий поручил М.И. Кутузову провести глубокую разведку по левобережью Днестра на всем пространстве от лимана до Дубоссар. На время выполнения данной задачи ему подчинили полк донских казаков и полк войска Верных казаков, под командованием походного атамана Захария Чепеги. Вскоре именно это полк станет основой вновь сформированного Черноморского казачьего войска. Убедившись в высокой выучке казаков этого полка, Кутузов поручил им обследование самого опасного участка – района Бендерской крепости.

Чепега вначале решил проверить обстановку на дороге от Очакова до Бендер, для 31 мая 1789 года отрядил сотню конников во главе с полковым есаулом Неяким. Через двое суток отряд благополучно возвратился, не встретив неприятеля. В середине июня для проведения разведки выступили: полк донских казаков атамана Исаева, Бугский полк Скаржинского и тысяча казаков Чепеги.

После разъездов по различным направлениям отряд Чепеги 18 июня вышел к селу Суклея[3], где казаки стали расспрашивать местных жителей о противнике, о крепости и о переправе через Днестр. «…молдаванин Дмитрий Бараген был проводником для российских казаков, когда они проходили через деревню Суклея. Он водил казаков к турецкому пикету, который находился близ Паркан[4]».[5]  

Из Суклеи последовали в село Терновку[6], где жители, кроме прочих сведений, сообщили, что вблизи крепости на левом берегу реки отряд турок, численностью около 400 человек уже несколько дней возводит дополнительные земляные укрепления для прикрытия переправы[7].

Казалось бы, поставленная задача выполнены успешно, сведения собраны – можно возвращаться к Кутузову, но казаки решили прощупать силы противника, и атаман отдал команду. От Терновки тысяча всадников неслась на рысях, потом пустилась в галоп. Атака была настолько стремительной и неожиданной, что турки у излучины реки сразу же были смяты, часть была порублена, а оставшиеся бросились в Днестр. Однако бендерский сераскир[8] быстро оценил обстановку, с высоты крепостной стены он определил силы нападавших и начал переправлять на левый берег отряд за отрядом турецких войск. Казаки, увлекшись боем, вступали все в новые и новые схватки с противником, пять долгих часов продолжался бой. М.И. Кутузов, узнав об этом, тотчас отправил казакам подкрепление. Турки вначале проявляли робость и нерешительность, но по мере увеличения их числа натиск стал более осмысленным и организованным. Лишь когда Захарий Чепега был ранен, он подал команду на отход, но неприятель продолжил преследование казаков. Неизвестно, чем бы закончился этот разведывательный рейд, если бы на помощь не подоспели донские казаки атамана Исаева и бугские Скаржинского. Сообща они повернули турок вспять и гнали почти до самого Днестра, увеличивая их потери.

На следующий день Чепега писал начальнику казачьей флотилии А.А. Головатому: «Сего течения 18 числа с донскими и бугскими казаками мы Бендеры открыли, турок убили до 100 человек, в плен взяли два очаковских знамена и турков 12 человек, наших всех Черноморцев ранено 3, да в смерть убит 1, лошадей убитых – 6, раненных – 3. Да и я добувся, пуля пронзила мне правое плечо сквозь и вряд ли я скоро вылечусь, - очень мне трудно»[9].

Чепега в данном письме сообщал в основном о действиях черноморцев, а вот другое свидетельство общих итогов этой первой короткой схватки с неприятелем у Бендер летом 1789 года: «В 1789 году Кутузов командовал по поручению кн. Потемкина отрядом, действовавшим между Днестром и Бугом, причем произвел смелый поиск к Бендерам и разбил значительный неприятельский отряд, положив на месте более 200 и взяв в плен 70 человек; сверх того, взято было два знамени»[10].

Главнокомандующий выразил удовлетворение умелыми действиями подчиненных М.И. Кутузова. Используя данные разведки, он в июле 1789 года двинул главные силы Южной армии к Бендерам, в их составе следовал и Бугский егерский корпус генерал-майора Кутузова, который 13 сентября в числе первых вступил в бой у Каушан[11] против совместных сил турок и буджакских татар.

После взятия Каушан, по указанию Потемкина Кутузов организовал разведывательный поиск в районе Бендерской крепости. К небольшому отряду егерей присоединились и несколько молдавских волонтеров, хорошо знавших местность. Двигаясь по проселочным дорогам к Бендерам, по пути встретили два турецких поста, которые без труда смели, при этом сумели взять в плен несколько янычар, в том числе бунчужного пашу[12]. Наконец подошли к невысокому продолговатому древнему кургану (курган Суворова)[13], откуда взору представила огромная низина с озерами и плавнями, руслами рек Ботна и Днестр. Также с этой возвышенности открылась и Бендерская крепость – главная цель похода всей армии.

Несколько дней главные силы армии отдыхали в столице Буджакской орды, а затем Бугский корпус отправился в поход к Аккерману[14], где гарнизон крепости 30 сентября покорно сложил оружие. Приняв капитуляцию и оставив небольшой боеспособный гарнизон, корпус Кутузова повернул к Бендерам.

По первой, начальной диспозиции Бугский корпус генерал-майора Кутузова расположился на южном гребне высот. Правый фланг упирался в «курган Суворова» и дорогу на Каушаны, а левый напротив центра села Гиска[15], откуда до крепости было всего 7 верст. Посматривали назад, чтобы не пришла помощь осажденным, и вперед, дабы на их участке не прорвались какие-то силы из крепости. За два дня до намеченного штурма корпус спустился вниз, заняв позиции на окраинах села. Все с нетерпением ожидали сигнала к атаке, но…гарнизон крепости, устрашенный силами российской армии, не ожидая истечения срока ультиматума, 4 ноября 1789 года добровольно сдался на милость победителя.

Действия Потёмкина по взятию турецких крепостей показали, что попытка сопротивления будет стоить гарнизону очень дорого (после взятия Очаков на 3 дня был отдан в распоряжение солдат, не сдерживавших свою ярость в отношении защитников крепости). Напротив, в случае сдачи без боя (как в Аккермане) гарнизон не испытает существенных притеснений и сможет эвакуироваться. Это, очевидно и учли осажденные в крепости Бендер.  

В этот день светлейшему князю Г.А. Потёмкину-Таврическому были преподнесены заветные ключи от крепости, палатка которого находилась на Борисовском холме северо-западнее крепости на одинаковом удалении от реки Бык и от крепости, между дорогами на Калфу и Гура-Быкулуй. В соответствии с обещаниями Потёмкина, всё мусульманское население города было отпущено с возможностью продажи домов, имущества и скота. Для следования в турецкие владения из русского обоза было выделено 4 тысячи подвод и продовольствие. Российской армии в качестве трофеев достались более трёхсот орудий с боеприпасами, 12 тысяч пудов пороха, 22 тыс. пудов сухарей, 24 тыс. четвертей муки и многое другое.

19 лет прошло с тех пор, как молодой премьер-майор М.И. Кутузов с отрядом гренадер штурмовал укрепления этой крепости. Теперь он с огромным интересом рассматривал оборонительные сооружения и верхней, и нижней крепости, не обнаруживая разительных перемен. Тогда крепость была существенно порушена, но к этому времени полностью отстроена, обустроились ранее сожженые посады, в южном построено несколько вместительных казарм янычар, несколько ужалась нижняя часть крепости.

После пышных и шумных празднеств главнокомандующий назначил М.И. Кутузова ответственным за участок от Аккермана до Бендер. При этом ему предписывалось: «…отправиться в Аккерман и, приняв там команду, хранить должную осторожность к стороне неприятельской, делая также примечания на море».[16]

В этом плане серьезную угрозу представляла собой крепость Измаил на Дунае, кута стекались турецкие гарнизоны из Бендер и Аккермана, которым предоставили свободу. Из Аккермана Кутузов неоднократно по делам службы наведывался в Бендеры, оставаясь там на несколько дней. Поставленную задачу генерал выполнял с конца 1789 года до середины следующего, а затем был направлен под Измаил, который с 18 ноября 1790 года был блокирован гребной флотилией О.М. Рибаса со стороны Дуная, а с 21 ноября окружен и с суши.

Ордер А.В. Суворову главнокомандующим на штурм Измаила был подписан именно в Бендерах. Потемкин писал Суворову : «…Много там разночинных и генералов, и из того выходит всегда некоторый род сейма нерешительного. Рибас будет Вам  всем на пользу и по предприимчивости и усердию. Будешь доволен и Кутузовым; огляди все и распоряди, помолясь богу, предпринимайте; есть и слабые места, лишь бы дружно шли…».[17]

В этой публикации мы не будем останавливаться подробно на участии М.И. Кутузова в штурме Измаила, отметим только, что он возглавил 6-ю штурмующую колонну, атаковавшую район Новой крепости Измаила с востока, со стороны Килийских ворот, в составе которой были и 3 батальона Бугского егерского полка. Из письма Потемкина Государыне : « …Храбрый генерал-майор и Кавалер Голенищев-Кутузов мужеством своим подавал пример подчиненным и сражался с неприятелем, но многочислие его воспрепятствовало на первый миг распространиться войскам Вашего Императорского Величества по валу и для сего призвал он Херсонский полк, в резерве бывший, оставя двести человек при пушках на контрэскарпе. С прибытием резерва неприятель не токмо отражен, но и знатною части побит, твердая в этой истории нога поставлена, и войска простирали победу по куртине к другим бастионам».[18]

За умелое руководство колонной и личную храбрость М.И. Кутузов был назначен комендантом поверженного Измаила, а главнокомандующий представил его к чину генерал-поручика и к ордену Св. Георгия 3-й степени. По окончанию военной компании Кутузов 28 июня 1791 г. принял участие в крупном сражении при городе Мачин, где с приданными ему силами полностью разгромил правый фланг противника, за что был отмечен орденом Св. Георгия 2-ой степени.

А.В. Суворов, Г.А. Потемкин и др. военачальники не раз отмечали у Кутузова интерес к дипломатической деятельности. Во время различных переговоров с представителями противника он проявлял невозмутимое спокойствие, выдержку, показывая глубокое знание предмета обсуждения. По этой причине вскоре после заключения мирного договора в Яссах генерал-поручик Кутузов был назначен чрезвычайным послом в Турции. В столицу Турции посольство следовало через Дубоссары. По территории Молдавии и Валахии следовали в течение трех месяцев попутно собирая информацию из различных источников дополнительные сведения, в том числе и по Бендерской крепости.

В общем посольство, возглавляемое М.И. Кутузовым, показало себя вполне успешным: «…разрешил в пользу России ряд важных вопросов и значительно улучшил взаимоотношения с Турцией»[19]  и «Расположил к себе султана-реформатора Селима III, расстроил сближение Стамбула с Парижем, содействовал развитию торговли, удачно разменял пленных».[20]

По возвращению из Турции М.И. Кутузов в 1794 г. был назначен директором Сухопутного шляхетского корпуса, спустя год возглавил российские войска в Финляндии, где в 1798 г. был произведен в генералы от инфантерии. Потом Кутузов был назначен губернатором Литвы, а с 1801 года губернатором Санкт-Петербурга.

После поражения русских войск под Аустерлицем 20 ноября 1805 г., где вся вина за проигрыш императором была возложена на Кутузова, он был отлучен от войск и назначен генерал-губернатором Киева.

В начавшуюся русско-турецкую войну 1806-1812 гг. Кутузов занимал различные должности в Молдавской армии, которую сначала возглавлял генерал-фельдмаршал А.А. Прозоровский, потом П.И. Багратион, а затем и Н.М. Каменский.

24 ноября 1806 года, корпус русской армии под командованием барона К. Мейендорфа без боя занял Бендерскую крепость.

К 1811 году война с Турцией зашла в тупик и Наполеон начал энергичные действия к походу на Россию и тогда император вспомнил дипломатические способности М.И. Кутузова и в марте назначил его командующим Молдавской армией вместо Каменского.  

Благодаря сокрушительным победам русской армией у города Рущук и у села Слободзея, война фактически была выиграна, и противник запросил мира. Кутузов, находясь в Бухаресте, активно вступил в переговоры и применил все свое дипломатическое умение, чтобы достичь максимальной выгоды для России. Согласно четвёртой статье Порта уступала России восточную часть Молдавского княжества — территорию Пруто-Днестровского междуречья, которая позже стала называться Бессарабией. Остальная часть княжества осталась под турецким господством (будущая Румыния). Граница между Россией и Портой была установлена по реке Прут. Бендерская крепость, как и вся восточная Молдавия отошла под постоянный протекторат Российской империи. И, самое главное на тот момент, Турция гарантировала свое неучастие в войне на стороне Наполеона, что позволило перебросить русскую Дунайскую армию на западные рубежи империи. 

В память о подвигах Михаила Илларионовича Кутузова-Голенищева в Бендерской крепости на Пантеоне Русской Славы установлен бюст этому военачальнику.

Также в столице Приднестровья – Тирасполе, на площади Бородино, на месте снесенной Тираспольской крепости также установлен бюст М.И. Кутузову.

Публикация подготовлена по материалам книги Е. Лобанова. Бендеры. Страницы истории. 1408-1812. Бендеры, Полиграфист. 2003   



[1] А. Петров. Война России с Турцией и польскими конфедератами с 1769-1774 год.- СПБ, 1886 – т.2, стр.324

[2] Советская энциклопедия. –М: Воениздат МО СССР, 1977.- Т.4, стр.544

[3] Суклея - ныне пригород Тирасполя

[4] Парканы – село напротив Бендерской крепости, на левом берегу р. Днестр

[5] Семенова И.В. Русско-молдавское боевое содружество (1787-1791).-Кишинев, 1968. – стр.93

[6] Терновка – село между Тирасполем и Бендерами на р. Днестр

[7] Переправа в районе Бендерской крепости на реке Днестр была понтонной в виде дощатого настила на лодках. Была хорошо защищена крепостной артиллерией и левобережными укреплениями

[8] Сераскер (сераскир) – османский командующий войсками

[9] Сборник военно-исторических материалов Н.Ф. Дубровина - № 213. – вып. VI

[10] Новороссия и Крым.// Россия. Полное географическое описание нашего Отечества. / Под общим руководством П.П. Семенова-Тян-Шанского.-СПБ., 1910. – Т. XIV, стр.633

[11] Каушаны - во времена турецкого владычества летняя резиденция татарских ханов Буджакской орды. Расположено в 25 км. на возвышенностях южнее Бендер

[12] В османской армии военный начальник, равный бригадиру в русской армии

[13] Курган (гора) Суворова, находится на южной окраине Бендер, часть римского Троянова вала. К А.В. Суворову не имеет никакого отношения

[14] Аккерман – древний греческий город-полис Тира, затем молдавская крепость Белгород, затем турецкая Ак-Керман. Ныне г. Белгород-Днестровский, Одесской обл., расположен в месте впадения реки Днестр в Черное море

[15] Гиска- южный пригород Бендер

[16] Гордин Р. Странная персона. - Кишинев, 1997. – стр.140

[17] ЦГВИА, ф. ВУА, 2378, л.л.226 об.-227

[18] Сергеев А.С. Огонь и меч готовы к истреблению…// Военно-исторический журнал. – 1990.- №12 – стр.11

[19] Советская военная энциклопедия.-М: Воениздат МО СССР, 1977. – т.4, стр. 545

[20] Шеремет В. Сафьяновый портфель Кутузова. / Родина. – 1998. - №5-6. – стр.78

^ Наверх