Главная / Военный некрополь

... Военный некрополь ...

 Памятник Г.А. Потемкину при входе на мемориал

Военно-исторический мемориальный комплекс, который также называют военным некрополем старых Бендер, располагается на месте русского военного кладбища. История этого места последнего упокоения славных воинов Русской Императорской армии тесно связана с историей самого города Бендеры и с историей всего государства Российского в части, начинающейся с 1806 года. Бендеры и Тирасполь - место дислокации 55-го пехотного Подольского и 56-го пехотного Житомирского полков - крупных армейских подразделений со славной историей и замечательными боевыми традициями. В Бендерах функционировал стационарный военный госпиталь первого класса. В дополнение к нему, во время значительных военных кампаний XIX века в городе, кроме стационарного госпиталя, разворачивались тяжелые сводные военные госпитали, лазареты. Сюда поступали тяжелораненые солдаты и офицеры, здесь они либо заканчивали лечение и проходили курс реабилитации, либо… их последним домом в этой жизни становится небольшой участок земли неподалеку от стен Бендерской крепости, который в разных документах называется по-разному: военное кладбище; военное выделенное кладбище; Борисовское военное кладбище.

   На картах шведского короля Карла XII этот участок земли неподалеку от села Борисовка (ныне современный жилой микрорайон «Борисовка») показан как высотка, окруженная болотом. Местоположение выделенного для кладбища участка земли в тот период времени было весьма удобно: это фактическая окраина города, рядом нет людских поселений, в то же время, крепость - вот, она неподалеку. В этом районе, в основном, и дислоцировались передвижные медицинские учреждения и посты (если судить по старым военным картам). Здесь хоронили погибших и умерших солдат и офицеров действующей армии, жандармов,  служащих  инвалидных  команд  и  арестантских  рот,  отставных  военных,  чиновников,  работавших по военному ведомству. К мужьям, умершим ранее, разрешалось подхоранивать прах жен и детей. В XIX веке всё еще частыми были эпидемии. Оспа (невзирая на то, что прививка от нее давно уже была известна и сама императрица Екатерина II, дабы подать всем пример, сделала себе оспопрививание), холера, дизентерия более всего опасны были для детей. На военном кладбище был целый сектор для захоронения умерших от эпидемий. До наших дней сохранилось три плиты из песчаника «Прах младенцев».

   Внизу кладбищенской территории, за оградой, располагался сектор захоронений, кои не могла благословить церковь: самоубийцы, некрещеные младенцы и пр.

   На возвышенности, там, где сейчас проложена улица Ермакова и стоят крайние дома микрорайона Солнечный, располагался ряд склепов. Вокруг них и ниже - могилы военных офицеров. Вдоль ул. З.Космодемьянской (тогда была Кладбищенская) тоже стоял ряд склепов. Семейные захоронения (склепы) были и в других секторах, но уже не так часто.

   Сектор вдоль ул. Ермакова (Иностранный сектор). Во время оккупации Бендер румынскими войсками в 1941-44 гг. этот сектор использовали для захоронений умерших и погибших солдат и офицеров румынской армии. По этой причине старое кладбище иногда ошибочно называют румынским. Здесь же хоронили тела советских военнопленных, коих много работало на принудительных работах в городе во время войны. Кресты и румынам и советским военнопленным ставили одинаковые: узкие, железобетонные, с литым диском вокруг сокрестия (так называемые «кельтские кресты»).

   В XIX и в начале XX века территория кладбища была ухожена, здесь росли деревья и кустарники, были проложены дорожки, установлено освещение, работали несколько смотрителей. Кладбище (его территория тогда составляла порядка 8 гектаров) было огорожено забором, а на входе стояли высокие каменные ворота. На кладбище имелась часовня. В этот период времени на кладбище уже разрешили хоронить гражданских лиц. В секторе, примыкающем к нынешней автостоянке, были целые ряды семейных захоронений; на крестах и на памятниках повторялись одни и те же фамилии.

   Город  рос,  земля  вокруг  некрополя  быстро  заполнялась  жилыми  домами.  Кладбище  оказалось не на окраине, а в самом центре трех густонаселенных городских микрорайонов и часть его территории пришлось отдать под городские коммуникации. Так от восьми гектаров осталось два. Часовню снесли.

Верхний сектор со склепами был разрушен. Остаток кладбищенской территории обнесли глухим забором из железобетонных плит и оставили на долгие годы. Судя по всему, кладбище окончательно готовили под снос, ибо родственникам похороненных на военном кладбище городские власти сообщили о необходимости переносить прах на новое городское кладбище и часть современных могил опустела.

   За оставшимися время от времени ухаживали родственники - у кого они были. А самые старые, забытые могилы, просто уходили вглубь…

   Городские историки и краеведы, знавшие, что находится за бетонным забором, неоднократно обращались к властям с просьбой выделить средства на восстановление и уход за кладбищем. Какую-то сумму и в самом деле выделили из городского бюджета, но она была использована не по назначению.

   Некрополь зарос дикой сиренью, заглох и был окончательно позабыт. До 2006 года.

   Летом 2006 года заброшенным русским кладбищем занялось Министерство внутренних дел ПМР. Так сложились обстоятельства и целый ряд факторов, основными их них были, конечно, и возможности этой хорошо организованной силовой структуры, но, в первую очередь, свою роль сыграло искреннее желание высшего милицейского руководства сохранить для города и Республики этот уникальный исторический объект, символ памяти и связи времен.

   Кладбище поднимали, буквально, с нуля, и при этом пытались соблюсти как историческую ценность некрополя, так и не нарушить требований религии, морали и приличия. Место последнего упокоения всегда, во всех культурах, окружалось особыми нормами и определенными табу, нарушение которых влечет за собой порой серьезные последствия. Поэтому архитекторам, строителям, коммунальщикам приходилось соблюдать особую осторожность.

  Одновременно проводились архивные изыскания с целью установить фамилии похороненных на этом кладбище. Работа очень сложная, кропотливая, требующая большого внимания, терпения и специфических навыков. Архивы Молдовы, Украины, России, запросы в соответствующие службы Германии, Румынии, Швеции, Франции - всем этим занималась поисковая группа. Без первоначальной помощи специалистов-поисковиков даже опытным следователям из этой группы пришлось бы слишком сложно.

   Добытые исторические материалы, документы, карты, фотографии позволили провести реконструкцию и строительство новых объектов на старинном русском военном кладбище на прочной научной основе, а ещё вся эта солидная документация явилась основой для серьезных исторических исследований, часть которых уже опубликована. 

   Некрополь практически полностью построен за очень короткий срок: без малого два года. Комплекс состоит из нескольких частей (секторов и не только), каждый из них имеет собственное значение и ценность: колоннада с музеями воинской славы; центральный крест; церковь Спаса Нерукотворного; Аллея Генералов; сектор штурма крепости в 1770 году; сектор 55-го пехотного Подольского полка; два больших военных сектора; Иностранный сектор; Исторический сектор. К 600-летию Бендер городу было сделано несколько подарков. Три из них волею истории или решением городских архитекторов находятся рядом, располагаясь вокруг одной площади. Крупный торговый комплекс «Солнечный», Триумфальная арка - копия арки, стоявшей когда-то в Кишиневе, по ул. Бендерской, в честь прибытия российского императора Александра и Военно-исторический мемориальный комплекс (Бендерский некрополь). Все вместе они производят замечательное впечатление, тем более, что  постарались  и  городские  ландшафтные  дизайнеры.  Площадь  очень  нарядная.  Недаром  в  городе очень быстро появилась традиция: сюда приезжают молодожены в самый важный и торжественный день своей жизни. От проезжей части улицы Ермакова на кладбище ведет широкая мощеная аллея, в центре которой установлен памятник Светлейшему Князю Потемкину-Таврическому. Центральная колоннада - музей и вход на территорию некрополя.

   Решение оформления центрального входа на кладбище искали долго. На старом кладбище это были массивные каменные ворота с верхней перекладиной и табличкой-указателем. Для военного мемориала этого явно недостаточно. Так у исполнителей реконструкции родилась идея колоннады, которая одновременно будет и входом и музеем. Изящное строение, украшенное тонкими колоннами высотой более семи метров, здание получилось очень удачным. Есть в нем и классическая красота и полет: прямые белые колонны, греческая форма крыши зеленого цвета, два изогнутых крыла Здание прозрачное, парящее, совсем не тяжелое и не грустное, скорее, наоборот. В двух его крыльях располагаются небольшие музеи: слева музей 55-го пехотного Подольского полка, справа - музей Русской воинской Славы. Экспонаты музеев готовились заранее. Это точные копии документов, привезенных из архивов, это образцы русской военной формы разных периодов XIX века (форма тогда менялась регулярно), эксклюзивные копии оружия, изготовленные бендерским умельцем Виталием Габдрахмановым, подлинные детали амуниции, штандарты и знамена, и многое другое. 

   За колоннадой располагается спуск на территорию некрополя. Широкие полукруглые площадки выстроились ступенями и украшены ажурными черными коваными перилами. Кстати, это три основных цвета, использованных в эстетическом оформлении мемориального комплекса. Строгость и даже некоторая цветовая скупость дизайна придают некрополю исключительный стиль и европейскую элегантность. От полукруглых ступеней-террас широким веером расходятся три дорожки: справа - к Иностранному  сектору,  слева - к  Историческому  сектору.  Центральная,  самая  короткая  дорожка,  ведет к Центральному кресту и церкви Спаса Нерукотворного. Она же - от Колоннады и до Креста – Аллея Генералов.

   Их здесь одиннадцать. Одиннадцать представителей славных дворянских родов, одиннадцать генералов. Даже самый скромный из них - знаменит. Их фамилии постоянно упоминаются в военных документах, их потомки живут и поныне, здания, построенные ими, стоят до сих пор, их подвиги и свершения - пример для подражания.

Это в основном коменданты Бендерской крепости: Каннабих,  Ольшевский, Ведемейер. Военный инженер, строитель первых одесских портовых сооружений Ферстер; основатель одесской Лузановки – генерал Фома Петрович Лузанов, строитель военных казарм в Тирасполе П. Дубельт и др.

   Учитывая то, что на кладбище похоронено свыше пяти тысяч воинов Русской императорской армии, возникает вопрос: а почему только одиннадцать? Или генералы не ходили в военные походы? Ходили. И в штурмах и в атаках участвовали непосредственно. И гибли вместе со своими солдатами, верные Царю и Отечеству. Но для дворян существовал обычай, нарушавшийся крайне редко: тело должно быть вывезено на родину и похоронено как можно ближе к предкам, или же на специально отведенных дворянских и офицерских кладбищах (подобные кладбища были в ближайших городах - одно в Тирасполе и три - в Одессе). Исключения из этого правила были: по завещанию, или дети здесь были похоронены или жена, или, как у генерал-лейтенанта Дубельта - выйдя в отставку, он захотел остаться здесь. Причины разные. И по этим причинам здесь, на Бендерском военном некрополе, теперь стоят эти одиннадцать гранитных плит - энциклопедия военной истории Российской империи XIX века.

   По обе стороны часовни располагаются два самых крупных сектора захоронений Бендерского некрополя - секторы военных захоронений. Здесь господствует все тот же строгий и скупой стиль в оформлении: ковер зеленой травы и ровные ряды одинаковых плит из полированного черного гранита. На каждой плите - имена похороненных здесь солдат и офицеров, имена, с таким трудом добытые, вытащенные из забвения в документах военных архивов. Сто десять полков и подразделений русской Императорской армии. Двадцать одно подразделение Бендерского гарнизона. Свыше пяти тысяч имен и фамилий. Напротив каждой -  дата смерти. По этим датам можно проследить почти все события бурного XIX века от 20-х годов и далее.

1829 год. 39-й Томский пехотный полк. 101-й Пермский пехотный полк. 106-й Уфимский пехотный полк. Русско-турецкая кампания, закончившаяся подписанием Адрианопольского мирного договора.

1848 год. 57-й Модлинский пехотный полк. Революционные восстания в Германии, Австрии, Венгрии.

1854-1855-1856: больше всего дат смерти относится к самой середине века. Московское и Смоленское ополчение, 34-й Севский пехотный генерала графа Каменского полк. 41-й Селенгинский пехотный полк. 55-й Подольский и 56-й Житомирский пехотные полки, 58-й Прагский пехотный полк, Тобольский пехотный полк, Якутский пехотный полк — на плитах сплошь проставлен 1855 год. Это — Крымская кампания. Русско-турецкая война 1853-1856 гг. Оборона Севастополя. Россия не выстояла под ударами объединенных армий союзной Европы. Но русские войска явили в этой войне такие примеры героизма, что не забудутся никогда.

60-е годы XIX века. 60-й Замосцкий пехотный полк. 59-й Люблинский пехотный полк. Азия. Бухара. Ташкент.

70-е годы XIX века. 58-й Прагский полк. Франко-прусская война. Продолжаются военные действия в Средней Азии.

1877-78 годы. Русско-турецкая война. Освобождение Болгарии. 127-й Путивльский пехотный полк, 1-й Санкт-Петербурский уланский генерал-фельдмаршала князя Меньшикова полк. 138-й Болховский пехотный полк. 125-й Курский пехотный полк.

Даты конца XIX века. Даты начала XX века. Русско-японская, Первая Мировая война. Но военных захоронений здесь уже гораздо меньше, больше отставных военных, жандармов, военных чиновников, служащих инвалидных команд и арестантских рот.

   Читаются на плитах имена и даты. Тихо шуршат перелистываемые страницы истории… 

    Сектор, посвященный погибшим в ходе штурма Бендерской крепости в 1770 году, располагается справа от Аллеи Генералов, одним из первых при входе на территорию некрополя. Этот сектор, скорее символ, чем реальное захоронение. В 1770 году, когда впервые и единственный раз Бендерская крепость была взята с бою, штурмом, войсками Второй армии генерал-аншефа Панина, на этом кладбище погибших русских воинов не хоронили: Бендеры были турецким городом и оставались им до 1806 года, невзирая на успешный штурм и взятие крепости. По политическим соображениям очень скоро покоренная Бендерская крепость была возвращена Османской империи. При осаде и штурме погибло свыше двух тысяч русских солдат. И не все тела погибших успели похоронить, как полагается. Во второй половине прошлого века, при производстве градостроительных работ между крепостью и кладбищем - в той точке, с которой и начался штурм 1770 года, строительная техника подняла из земли сотни человеческих костей. Павшие при штурме так и остались лежать здесь, засыпанные землей от взрывов. Вот для них, для сотен безымянных солдат, животы свои положивших в бою, и был создан сектор погибших при штурме крепости в 1770 году. Им поставлен памятник с трогательной в своей тонкой красоте иконой Божией Матери. Им положены плиты. И специалисты продолжают поиски в архивах, стремясь узнать их имена. Икона Божьей Матери с Младенцем — для безымянных воинов, павших при штурме крепости в 1770 года. 

   Сектор, посвященный истории, а также павшим солдатам и офицерам 55-го пехотного Подольского полка, расположен слева от центральной аллеи. Внимание этому полку особое, так как он более 30 лет постоянно дислоцировался в городе Бендеры. Его солдаты и офицеры оказали существенное влияние, как на историю города, так и на его внешний вид. В Бендерах до наших дней проживает множество потомков военнослужащих этого славного подразделения Русской императорской армии. Работая в архивах  по сбору данных о погребенных на мемориале,  удалось обнаружить метрические книги походной церкви этого полка, которая носила название Спаса Нерукотворного. Именно в этих книгах были установлены записи всех погибших в знаковых военных компаниях разных периодов. Стали известны фамилии погибших в Крымскую войну в Севастополе, во время Балканского похода, в русско-японскую войну, а по карточкам учета потерь полка и по донесениям в главный штаб установлены фамилии погибших и в Первую Мировую. На большом гранитном памятнике высечена история полка, а рядом расположены плиты, на которых высечены фамилии погибших. 

Иностранный сектор. Большой сектор на месте захоронения солдат и офицеров румынской оккупационной армии, которых хоронили на русском военном кладбище в период с 1941 по 1944 года. Реальных захоронений здесь чуть больше трехсот, но подлинных румынских крестов, устанавливавшихся над могилами в тот период времени, сохранилось только 33. Остальные реставрации не поддавались. Из крестов, которые румынские власти устанавливали над могилами военнопленных советской армии, сохранился только один. Он перенесен на свое место в исторический сектор. А в иностранном секторе, на месте подлинного захоронения тел советских военнопленных установлен памятник. Здесь же расположена плита шведским военным, прибывшим в Бендеры вместе с королем Карлом XII в 1709-1713 гг., умершим и погребенным в этой земле. Рядом расположена плита 25-ти солдатам французской армии из сенегальской дивизии. Эти воины встали на сторону и на защиту горожан во время Бендерского восстания 1919 года, были расстреляны вместе с ними и погребены на русском воинском кладбище. Неподалеку от шведского памятника установлен гранитный обелиск украинским казакам, прибывшим в Бендеры вместе с Иваном Мазепой и Пилипом Орликом после бегства последних из-под Полтавы вместе с королем Карлом XII в 1709-1713 гг. Формирование иностранного сектора еще продолжается, архивные изыскания в этой работе затруднены, так как требуется работа в других странах и с участием специалистов, знающих старые диалекты французского, шведского языков;  литературного украинского языка.

   В 2011 году был установлен факт захоронения на этом кладбище и венгерских военнопленных в 1944-45 гг. С помощью Военного института Венгрии, тексты с фамилиями погибших на русском языке были переведены на венгерский язык, была произведена сверка этих данных по архиву Министерства обороны Венгрии. Венгерская сторона за свой счет закупила гранит, высекла на них имена, которых оказалось свыше трехсот, и эти плиты были размещены в иностранном секторе мемориала. В 2013 году на это место приезжали родственники погребенных здесь. 

   В  верхней  части  Иностранного  сектора  расположен  небольшой  участок,  на  котором  есть  только одна плита. Установлена она на могиле женщины, Нины Ивановны Оларь, которая не была ни солдатом, ни офицером, и к армии вообще не имела никакого отношения. Но погибла она на войне. В 1992 году, вместе со своим мужем Нина Ивановна возвращалась домой. Муж шел немного впереди и успел свернуть за угол дома, в котором они жили. А она не успела… Минометный выстрел оборвал на месте жизнь этой, уже пожилой женщины, вырастившей двух дочерей, честно исполнявшей свои обязанности перед семьей и государством и не имевшей никакого отношения к политике. Даже похоронить её тело на общегородском кладбище не смогли - такая перевозка была опасна. Похоронили на ближайшем к дому, уже закрытом старом военном кладбище - здесь хоть и заросло все, но хотя бы земля освященная. После оформления могилы Н. И. Оларь в стиле, едином со всем некрополем, было принято решение об установке на этом участке памятника всем жертвам событий 1992 года из числа гражданского населения. Оказывается, подобного официального памятника нет больше нигде на территории Приднестровья. Память воинов-защитников мы свято чтим, а о невинных жертвах чьих-то политических амбиций позабыли. Памятник очень интересный по форме: две полированные плиты из черного гранита, как два тяжелых крыла, вокруг прорезанного в середине силуэта православного креста. Покойтесь с миром! Мы о вас помним. 

Исторический сектор. Крупный сектор захоронений, расположенный в нижнем левом углу комплекса. Здесь же были сосредоточены основные группы могил гражданских лиц. В течение двух лет сотрудники МВД собирали данные от их родственников и друзей. Фамилии, имена, даты рождения и смерти. К сожалению, далеко не у всех сохранились полные данные по родственникам дальше второго поколения. Не все отчества известны, а тем более - даты рождения. Но информация была собрана более-менее полная, могильные плиты изготовлены одними из первых. В процессе поисков информации по гражданским захоронениям был установлен интересный факт, точнее, раскрыта тайна очень влиятельного в свое время политического деятеля. Старший сын бывшего Генерального секретаря Коммунистической партии Юрия Владимировича Андропова, Владимир Андропов, тоже похоронен здесь, в Бендерах. Так получилось, что не слишком послушный старший сын, тем более, от первого брака, не вписался в элитную семью. Владимир убегал из дому, совершал правонарушения, рано познакомился с алкоголем. Папа уверенными шагами шел к высшему в Советском Союзе административному посту, и такой сын был для него помехой. Так Владимир очутился в Тирасполе, работал здесь, здесь женился. Но пристрастие к алкоголю сгубило его. В возрасте 35 лет Владимир Юрьевич Андропов умер в Бендерской городской больнице от цирроза печени. Кстати, те, кто знал его при жизни, говорят, что у него был удивительно легкий и приятный характер, людям нравилось с ним общаться, только, внутренне он был какой-то сломанный, потерянный. И похоронили его в «лучших традициях» всесильного тогда КГБ: на старом кладбище, в безымянной могиле - чтоб никто не знал и не помнил. Так, может быть, дело здесь и не в алкоголизме?

   Кроме новых плит, в Историческом секторе расположены надгробья, найденные при расчистке кладбища. К сожалению, целых плит почти нет. Это потому, что в нашем регионе в тот период времени могильные плиты и памятники, в основном, делали из песчаного камня, из ракушечника. Такой материал легок в обработке, дешев и позволить себе так украсить могилу умерших близких могли почти все. Только вот сохраняются такие памятники плохо; ракушечник легко впитывает влагу и быстро крошится, надписи на нем, даже самые глубокие, быстро стираются от атмосферных осадков. Более-менее хорошо сохранилась могильная стела подполковника Геллера (красный гранит), мощная плита Райхъ (черный гранит), фрагмент склепа Станислава Чмелевского (белый мрамор), надгробье Тани Персиановой (красный гранит) - то есть памятники, сделанные из прочного, привозного и, соответственно, дорогого камня. А жаль. Во-первых, могильные плиты, памятники, надгробья, кресты тоже подчиняются веяниям моды и в какой-то мере отражают дух того времени, в котором жили люди. Любопытной формы казацкие кресты — нижняя перекладина сделана в виде полумесяца рогами вверх. Такие кресты символизируют победу православия над исламом. Но, ни одного целого такого креста нет. Резали-то их тоже из ракушечника… Безвозвратно утеряна информация, которую можно было получить из надписей на памятниках.

Это пробелы в знаниях, которые не восполнишь уже никак. Но хорошо, что хоть это сохранилось. В историческом секторе есть что посмотреть! 

   Нельзя не сказать о церкви Спаса Нерукотворного, расположенной при входе на мемориал со стороны ул.З.Космодемьянской - бывшей Кладбищенской. Она построена в честь несохранившейся одноименной церкви 55-го пехотного Подольского полка, которая ранее располагалась на ул. Софиевской в г. Бендеры, ныне ул. Дзержинского. На старом русском кладбище ранее была каменная часовня, фундамент которой был обнаружен при расчистке кладбища, по документам она была приписана к церкви Александра Невского в Бендерской крепости. Вот и новая церковь строилась как часовня, но в связи с тем, что она приобрела огромную популярность у населения, вскоре она была преобразована в церковь. На стенах церкви гранитные плиты с наименованием полков, чей личный состав погребен на мемориале, а также список полков, которые принимали участие в штурме Бендерской крепости в 1770 году. 

 Ирина Вилкова