Янычары
25.05.12

littleБорис Азарьев

Янычары

Их называли «львами ислама». Их страшились десятки стран Европы, Азии, Африки. Они были яростными, жестокими, упорными и неподатливыми. И это была лучшая в мире профессиональная пехота, какой ещё не было нигде в мире.
…Раз в пять лет у христианских подданных султана отбирали мальчиков пяти-двенадцати лет, определяли их в турецкие семьи или специальные школы, где обучали турецкому языку и нормам ислама.

Безропотно послушные и физически закалённые, к 17-20 годам они становились янычарами – «воинами ислама». Янычары называли себя «рукой и крылом Османской династии». Султаны холили их, превозносили, лично вникали в обучение и быт, использовали в дворцовых конфликтах и в подавлении мятежей. Однако именно янычары своими бунтами из-за недовольства начальниками или задержки с выплатой жалования не раз смещали и самих султанов…
Янычары (тур. yenicery, букв. новое войско) — регулярная турецкая пехота. 1Создана во второй половине XIV века. Вместе с сипахи и акынджи (конница) составляли основу войска в Османской империи. Первоначально комплектовалась из юношей, угнанных в рабство, позднее путём насильственного набора мальчиков из христианского населения. Обращённые в ислам, они считались рабами султана, жили в казармах, им запрещалось жениться и заниматься хозяйством. Помимо участия в завоевательных походах они несли гарнизонную службу на Балканах и в арабских странах. Возглавлялись агой, были тесно связаны с дервишским орденом бекташей. С конца XVI — начала XVII веков происходил процесс разложения корпуса: янычары обзаводятся семьями, занимаются торговлей, ремеслом. Постепенно янычары превратились в орудие дворцовых переворотов и опору феодально-клерикальной реакции. В 1826 году корпус янычар был ликвидирован султаном Махмудом II.


Янычар в понятии многих народов — символ ярости, жестокости, упорства и неподатливости. Возникновение войска янычар историки связывают с именем правившего в 1324-1359 годах Орхана, сына основателя Турецкой империи Османа. Правда, в некоторых книгах утверждается, что "отец-основатель" корпуса янычар другой султан: Мурад I, правивший в 1359-1389 годах. Однако противоречия здесь нет: Мурад был сыном Орхана и занимался формированием нового войска ещё при отце, а позже продолжил его дело.
Зачем османам понадобилось "новое войско"?
В армию новой воинственной империи со всего Ближнего Востока, с Кавказа и из более отдалённых мест стекались гази — "борцы за веру". Они далеко не всегда были глубоко верующими, но действительно верили в то, что воюя под стягами турецкого султана, делают богоугодное дело и потому воевали превосходно. Однако, будучи превосходными наездниками, эти вояки и не хотели, и не умели воевать в пешем строю.
Между тем византийцы, земли которых более всего манили турок, имели мощные крепости и отменно владели искусством обороны. Турецкая конница была бессильна против2 крепостей. Поэтому османам ничего не оставалось, как их долговременная осада. Осада Брусы длилась почти десять лет, и это был далеко не единственный случай победы посредством измора противника. Султаны-завоеватели были нетерпеливы. Нужна была пехота. Она у турецкого султана существовала, но набиралась только на время боевых действий и поэтому была плохо обучена и к тому же недисциплинированна. Выход оставался один: создать профессиональную пехоту. Но из кого?
Ещё с кочевых времён турки умели использовать в своих военных нуждах пленных, заставляя их под страхом смерти обращать оружие против соплеменников. Однако это получалось не очень-то эффективно. Поэтому пришлось избрать другой путь: приближать к себе бывших врагов доверием и хорошим жалованьем. Обычай отбирать из молодых и физически крепких пленных тех, кто соглашался или был вынужден служить султану, закрепился. До рождения войска янычар оставались считанные шаги.
Согласно легенде, "идеологию" и благословение на подвиги во имя ислама обращённым в турецкое войско пленным иноземцам дал шейх (глава) религиозного дервишского ордена бекташи Тимурташ Деде. Его спросили, какое название следует дать корпусу, на счету которого уже имелись победы. Шейх ответил: "Пусть назовут этих солдат янычарами. Да будет их мужество всегда блистательным, их меч острым, их руки победоносными".
5Так родились янычары. Начиная с этого времени они были теснейше связаны с орденом дервишей (на персидском языке буквально — бедняки, нищие) — членов суфийских братств. Даже в современном турецком языке слова "янычары" и "бекташи" часто употребляются как синонимы. Дервиши постоянно находились в корпусе: они делили с солдатами трудности походной жизни, воодушевляли их в бою.
Почему именно учение приверженцев ордена бекташи (основатель Хаджи Бекташ, жил в 1208-1270 годы) так привлекало янычар? Потому что им легче было усваивать ислам в упрощённой, особенно с обрядовой точки зрения, форме (он освобождал от обязательных пятикратных молитв, от поста в месяце Рамазан, от паломничества в Мекку и т.д.). "Новое войско" нашло в бекташизме свою идеологию, а орден благодаря корпусу успешно просуществовал до XIX века (а неофициально существует и сейчас).
После битвы на Балканах на Косовом поле в 1389 году и сокрушительного разгрома6 крестоносцев под Никополем в 1396-м, где полегло множество французов, итальянцев, англичан, испанцев, чехов, весть о грозном войске разнеслась по всей Европе. 29 мая 1453 года янычары первыми ворвались в Константинополь. Европейцы были потрясены рассказами о ярости и непобедимости каких-то новых османских войск, набранных из христиан и воспитанных в "турецком" духе.
Действительно, в конце XIV — начале XV веков окончательно сложилась система набора в корпус янычар не пленных, как прежде, а христианских детей. Примерно раз в пять лет (а иногда и чаще) особые уполномоченные насильно отнимали у христианских подданных турецкого султана мальчиков пяти-двенадцати лет, которым уже навсегда следовало распрощаться с близкими и забыть о своём происхождении. Можно представить, что приходилось пережить этим юным созданиям, оторванным от своих семей, от своего народа, как калечились их души и ожесточались их сердца прежде чем они превращались в "львов ислама". Сражаться с "неверными" (христианами) руками их же детей — современники были поражены подобной жестокостью и цинизмом.
Будущих воинов определяли в турецкие семьи или в специальные школы, где обучали турецкому языку и нормам ислама, а также использовали на различных работах — от подручных мясников до гребцов на судах. Здесь юноши проходили школу послушания и физической закалки. По достижении восемнадцати-двадцати лет они становились янычарами. А далее — постоянное совершенствование военного мастерства, походы и битвы, служба в крепостях, а кому повезёт — при султане.
Янычары охраняли его дворец (их казармы с этой целью выстроили неподалёку), следили за порядком в столице (в том числе и за защитой от пожаров), обеспечивали безопасность иностранных посольств. Дисциплина у них была суровая: непременное проживание в казарме, ежевечерняя перекличка, запрет жениться ("женатый султану не слуга"), а также заниматься любым другим делом, кроме войны. Подчинение — только своим офицерам, из которых главный — начальник корпуса ага. Ага в свою очередь отвечает только перед султаном, да и каждый янычар знает, что после Аллаха у него один хозяин — султан, и родина у него тоже одна — корпус. Султан кормит, одевает и вооружает янычара, платит ему жалованье, делает подарки (особенно — при восшествии на престол).
Важнейший символ корпуса — котёл (европейцы даже полагали, что он у янычар вместо знамени). Котёл проносят по улицам в праздничные дни, а в знак недовольства или начала мятежа перевёртывают его.
Основное подразделение корпуса называлось чаще всего "ода" (буквально "комната" — украшенное изразцами помещение, где подразделение принимало пищу), а сам корпус по-турецки — оджак или очаг. Как и в русском языке, слово "очаг" обозначало не только устройство для поддержания огня, но и средоточие близких, "дом", "семью" — этот смысл, несомненно, вкладывался и в название янычарского войска.
Поначалу, на рубеже XIV-XV веков янычар насчитывалось около десяти тысяч, а затем их число значительно увеличилось — до 50 тысяч и выше в XVII столетии. Это были войска отборные. Их привлекали в случае крупных походов и использовали только в решающих схватках. В крымские крепости (чтобы вассальные татарские ханы не забывали о своей покорности султану), в гарнизоны, размещённые на территории арабских и других подчинённых стран, их направляли по нескольку десятков, не более — в основном для наблюдения за порядком; у янычар же хранились ключи от крепостей.
Как достигалась "элитность", избранность новых войск? Прежде всего системой комплектации. "Девширме это, конечно, бесчеловечный "налог кровью" на христианских подданных султана, освобождённых от несения воинской службы, — рассказывает очерк о янычарах в сборнике "Живая история Востока", выпущенном в 1998 году издательством "Знание". — Но в то же время в нём отразился богатый военный опыт турок, их практическое знание психологии и в какой-то мере законов наследственности. Мальчиков выбирали из лучших, знатных семей. Детьми пастухов, к примеру, не интересовались — считалось, что они неразвиты. Запрещалось брать сыновей деревенского старосты — эти "слишком подлы и хитры". Не место в корпусе болтливым, словоохотливым — полагали, что они вырастут в завистливых и упрямых. Не годились и с нежными чертами лица — такие, известно, склонны к мятежу и бунту, да и враги бояться их не будут. Предпочитали не слишком высоких — эти глупы, и не слишком маленьких — неизбежна смута. Набирали только детей христиан, и лишь мусульманам Боснии (из славян) разрешалось в качестве особой привилегии за их верность султану отдавать своих сыновей в янычары…"
О системе воспитания и физической подготовки новобранцев известно мало, но одно очевидно — она была суровой и продуманной. Военное обучение начиналось ещё до зачисления в корпус и продолжалось до тех пор, пока янычар не переходил на положение отурака (ветерана, пенсионера), из-за преклонного возраста или увечья уже не способного сражаться. Тогда он мог отпустить бороду, получить разрешение на женитьбу, обзавестись хозяйством, высшим офицерам даже предоставлялись земельные наделы.
Все 196 подразделений очага имели свои особые знамёна, свои татуировки. Янычары широко применяли огнестрельное оружие (хотя и луки со стрелами у них долго сохранялись) и ятаганы — нечто среднее между саблей и кинжалом. Во время гарнизонной службы они снабжались пистолетами и саблями.
7Существовали у очага свои законы, обычаи (даже казнить янычара было нельзя — сначала следовало вывести его из состава корпуса), религия — ислам, но с особенностями, даже своя музыка (знаменитые барабаны для "возбуждения военных сердец") и фольклор (легенды, песни).
Конечно, такие войска были необходимы султану и для подавления родоплеменных мятежей, усмирения народных смут, словом, для сохранения власти. Недаром янычары гордо именовали себя "рукой и крылом Османской династии". Однако такой корпус — оружие обоюдоострое. Лишённые родственных и семейных уз (вместо родства — только военное братство, больше похожее на орден монахов-фанатиков), хорошо обученные и отважные (или, по крайней мере, отчаянные) янычары были требовательны к своему хозяину. Задержка жалованья, неудачный поход, неспособность султана править решительно и твёрдо, недовольство каким-либо сановником — всё могло вызвать мятеж и привести к смене повелителя, что и случалось не раз, начиная с Баязида II (1481-1512). Однако саму Османскую династию янычары не пытались свергнуть ни разу.
И всё же с годами эта опора власти султана расшатывалась, что было связано с общим упадком Османской империи, начавшимся ещё в середине XVI века.
Со временем янычары стали заниматься не столько военной подготовкой, сколько торговлей и ремеслом, обзаводились семьями. В очаг теперь записывали и посторонних лиц (это давало большие привилегии и сравнительную защищённость), и детей янычар, и даже множество "мёртвых душ" — только на бумаге воинов было много. Такое положение ни для кого не оставалось секретом: современники осуждали пороки корпуса, ратовали за восстановление его прежнего, "неиспорченного" состояния. Были и попытки "улучшить" очаг, проверялись его списки, после мятежей следовали казни янычар, но в целом он терял свои боевые качества, превращаясь в орудие дворцовых интриг и, значит, в серьёзную помеху для самой правящей династии. Однако структура "нового войска", заложенная при создании основы, позволила ему просуществовать долго, вплоть до начала XIX века. Уничтожен корпус был в 1826 году "турецким Петром I" — султаном Махмудом II: тогда в яростных схватках по всей империи погибло до десяти тысяч янычар.

Янычарский корпус — это и военно-религиозный орден, и гвардия султана, и просто первая постоянная пехота на жаловании (здесь турки-османы опередили европейцев). Во всяком случае изображение на старинной гравюре воина в странном головном уборе (по преданию, это рукав с одежды Хаджи Бекташа), с которого свешивается перо журавля (иногда цапли) или стоящего под жёлто-красным знаменем, на котором изображён меч с двумя клинками, воспринимается как символ жестокой и страшной "романтики" турецких завоеваний.

(По материалам сайта "Татарский мир")