Home / ТАИНСТВЕННОЕ ОБАЯНИЕ ВЕNDER КАLESI

... ТАИНСТВЕННОЕ ОБАЯНИЕ ВЕNDER КАLESI ...

Едва ли найдется приднестровский памятник истории, чей легендариум был бы богаче сокровищницы историй о Веnder Каlesi. И пусть последнее слово не смущает поклонников «Игры престолов». Так по-турецки звучит привычное нам «Бендерская крепость». С этим уникальным артефактом инженерной мысли связано множество поверий, одно другого невероятнее. «Золотая карета» Мазепы, 90-каратный бриллиант Мохаммеда, сокровища янычар,  зарытые в таинственных подземных галереях и охраняемые привидениями,  – такие легенды передают из поколения в поколение жители Бендер. Говорят, что  карта крепости, хранящаяся в центральном музее турецкой столицы, была закрыта для публичного доступа, после того как в 2008 году здесь начались восстановительные работы.  И пока голливудские сценаристы еще не добрались до этих рассказов, из которых может получиться неплохой сюжет для очередной серии «Индианы Джонса» (скажем, «Индиана Джонс и бриллиант Каlesi»), камни крепости хранят тайную историю замка на Днестре.

Ревность Роксоланы.

Как известно, Бендерская крепость состоит из трёх оборонительных секторов, которые появились в разное время: восьмибашенная  Цитадель середины XVI века, Нижняя крепость конца XVI века и Внешняя бастионная крепость первой половины XVII века.

Исследователи утверждают, что они были построены турками после покорения Молдавского княжества. В качестве аргумента приводится так называемый тарих Сулеймана –  шестистрочная надпись на фарси (персидский), вырезанная на мраморной плите, которая была вмонтирована в стену над  южными воротами Цитадели.

Сегодня от нее остался лишь один фрагмент. Уцелевшие строки персидской вязи  хранятся в Бендерском историческом музее, и умелый востоковед может прочитать следующее:

«Я - шах Багдада и Ирака, царь Рима и султан Египта // сочувствия и великодушия моего, он - покорный раб султана // Когда от подков коня моего поднялась пыль, я завоевал Богдан».

Другие фрагменты мраморной плиты с текстом тариха Сулеймана, судя по всему, потеряны навсегда. Как и многие другие надписи на стенах крепости, которые, по свидетельству историка Георгия  Аствацатурова, были украдены в разное время.

Тем не менее полный текст мраморной плиты всё же удалось восстановить благодаря российским военным, которые ещё в XIX веке сняли с неё копию, а в начале века XX даже сфотографировали.

Это позволило специалистам расшифровать  надпись целиком, и в настоящее время существует как минимум четыре перевода текста тариха Сулеймана на русский, румынский,  турецкий, немецкий, английский и другие языки. Вот один из них:

«Я – раб Аллаха и повелитель этого мира султан. Аллах сделал меня верным руководителем народа Магомета, я – любимец Всемилостивого. Мудрость Аллаха и чудотворная сила Магомета –  мои спутники.  Я – тот Сулейман, во имя которого читалась «хутба» [молитва государю] в святых местах.  Я – тот, кто отправлял корабли в моря Европейское, Африканское и Индийское. Я – шах Багдада и Ирака,  царь Рима [Византии] и султан Египта. Трона и золотой короны венгерского короля я добился из сочувствия и великодушия моего, он – покорный раб султана, а также воеводу Петра, мятежника многозлобного, я изгнал.  Когда от подков коня моего поднялась пыль, я завоевал Богдан. Хасан-бей, новый кадий Бендер, укрепивший переправу,  помог морским беям.  Я – Сулейман, потомок Османов, который построил крепость и написал хронограмму. Год 945».

Речь идет о человеке, с чьим именем связан золотой век Османской империи. Именно его знаменитая Роксолана, говорят, ревновала к Бендерской крепости. В этой истории Сулейман, помимо собственного прославления, рассказывает о завоевании Богдании (так турки называли Молдову) и изгнании её господаря Петра. При этом указывается даже год 945 по мусульманскому календарю, который ведет счет времени  от переселения пророка Мухаммеда из Мекки в Медину (Хиджра). В переводе на нынешнее летоисчисление получается 1538 год.

Итак, основываясь на тарихе Сулеймана, историки полагают, что Бендерская крепость была построена турками не позже 1538 года. Однако в последние годы появились новые факты, указывающие на более древнее происхождение Веnder Каlesi.

Король Германии.

В прошлом году украинские исследователи Игорь Сапожников и Владимир Левчук впервые опубликовали считавшиеся утерянными сведения премьер-майора Изюмского легкоконного полка Л.-П.-Б. фон Кампенгаузена, который в 1789 году находился в Бендерах и оставил о них подробные заметки. Офицер рассказывает, что из семи ворот крепости двое имеют надписи «восточного стиля». Дословный перевод одной из них Кампенгаузен привел в своих записках:

«Я, по милости высшей, первый в мире из всех императоров, Султан, рожденный от Бога и его пророка Мухаммеда, собеседник Господа, покоритель мира, воеводы Петра и Богдании. Я  – Сулейман, отпечаток знамени храма единственного Бога, я вырвал крепость Тегин и ее гарнизон у короля Германии. Я взял ее штурмом, в присутствии моей непобедимой армии.  И я приказал, взяв камни из замка Паланка, построить эту стену и ворота, а крепость назвать Бен-Дерим [Ben-Derim]».

Если верить этому сообщению, крепость под названием Тегин существовала ещё до турецкого завоевания, а Сулейман лишь перестроил её, адаптировав под собственные стратегические нужды. Причем довольно любопытно, что  захватил он её не у молдавского господаря (воеводы) Петра, а у «короля Германии». Для знатоков истории и краеведов это кажется невероятным (ведь где Бендеры, а где Германия?!). Однако в истории так много белых пятен, что удивляться приходится каждому новому фрагменту знания.

Еще в 2010 году одесский историк Андрей Красножон обратил внимание, что одна из башен Цитадели кардинально отличается от остальных укреплений.

Восьмиугольная, в плане она на порядок выше других башен. И судя по структуре кладки её соорудили гораздо раньше, чем саму Цитадель!  Более того, в основании стен, возведенных турками, встречаются разбитые плиты с остатками таинственных барельефов. Похоже, что более древние каменные артефакты использовались османами как строительный материал для их укреплений.

Итальянцы и византийский император.

Действительно, в молдавских грамотах середины XV века попеременно упоминались названия Тягянякяч и Тигина. Однако ни в одном случае не говорилось о коменданте этой крепости – пыркэлабе, хотя такие должностные лица фигурируют каждый раз, когда речь идет о молдавских твердынях. Похоже, что крепость и её гарнизон не были подчинены администрации молдавских господарей. Есть в истории «Богдании» и другой пример: крепость Килия на Дунае находилась во владении Венгрии до тех пор, пока Штефан III не захватил её. Так что история о том, как Сулейман «вырвал крепость Тегин у короля Германии», намного интереснее и правдоподобнее версии, что Кампенгаузен мог запутаться в переводе.

Неоднозначность сообщений о Бендерах ставит логичный вопрос: кто, когда, а самое главное, зачем построил замок на берегу Днестра? Косвенные данные, содержащиеся в исторических трудах, возводят  первоначальный замок Бендерской крепости к эпохе владычества итальянцев-генуэзцев в Причерноморье. В XIII - XIV веках они владели здесь обширными факториями, через которые велась торговля с господствующей в степях Золотой Ордой. Эта теория и сегодня является довольно популярной, тем не менее прямых  доказательств генуэзского происхождения Бендерского замка  всё же не обнаружено.  Существует, однако, версия, что эта твердыня существовала задолго до появления в Чёрном море предприимчивых итальянцев.

Один византийский император, которого школьники знают как крестного отца летописной княгини Ольги Киевской, оставил любопытное описание Северо-Западного Причерноморья X века. Это Константин Багрянородный, автор знаменитого труда «Об управлении империей». В его книге говорится о неких «пустых крепостях», расположенных у переправ через Днестр. Одну из них Константин называет Тунгаты. Из-за созвучия с Тегиной исследователи связывают её с Бендерской крепостью. Но и эта версия не обладает прочной аргументацией, о которую могла бы разбиться справедливая критика.  Так что будущим поколениям историков ещё предстоит докопаться до ответа на вопрос, когда и кто построил первый замок. Для этого, правда, придется проделать большую работу по изучению  фундамента всех укреплений крепости.

Мистические символы, любовная лирика и дерзкое похищение.

Не менее интересен и «язык», на котором крепость «разговаривает» с нами, преодолевая время. Он состоит из барельефов, граффити и хронограмм, коих насчитывается около шестидесяти. Среди них есть настоящие аллегорические сюжеты, как, например, на дерзко похищенной и внезапно возвращённой плите. В прошлом году из каменной кладки крепостного укрепления охотники за антиквариатом утащили барельеф, на котором изображена  фигура лошади, привязанной к дереву (похожему на кипарис). Там же нарисованы минареты и выгравирована надпись на фарси: «Мухаммад высек на камне, от чистого сердца», с датой 1206 года Хиджры или 1791 от рождества Христова. Плиту, правда, «чёрные копатели» очень быстро вернули на место. «Видимо, что-то случилось», - говорят в таких случаях острословы.

Встречаются среди граффити и настоящие криптограммы. Одна из них выполнена в виде настенных маятниковых часов, стрелка которых указывает на 8. Одесский исследователь Андрей Красножон полагает, что в них зашифрованы инженерные расчеты, которые производились во время модернизации бастионной крепости европейскими инженерами по заказу турецкого правительства в конце XVIII века.

Стены твердыни бережно хранят и любовную лирику. Путешественник Эвлия Челеби ещё в XVII веке цитировал чувственные строки восточной поэзии, искусно выбитые на плите в кладке южных ворот Цитадели:  «Ах! Душа моя, Рюкийе-ханым..!  ...Любящий ее Маджар Мустафа». Сегодня, спустя почти четыре столетия, от этих нот душевной мелодии осталось  лишь несколько слов.

Зато шестилепестковые символы и гексаграмма, начертанные на Георгиевских воротах Бендерской крепости, продолжают будоражить умы исследователей.  В системе крепостных сооружений эти ворота являлись внутренними, имея неестественный для оборонного сооружения парадный вид. На их фронтоне в камне высечено мистическое декоративное украшение – шестиконечная звезда между двумя наугольниками, по сторонам которых начертаны розетты.

Пока специалисты далеки от объективной интерпретации этой символической композиции. Можно лишь констатировать, что и гексаграмма, и розетты встречаются в искусстве многих культур и традиций. Считается, что эти знаки связаны с символикой перехода и пограничья. Как правило, они встречаются  на фасадах культовых сооружений и надгробных камнях, являясь неким маркером разделения двух пространств.

Итак, Бендерская крепость полна загадок и сюрпризов. Долгое время она оставалась закрытым стратегическим объектом нескольких государств – Турции, России, а затем и Приднестровья. Сегодня это исторический комплекс, на территории которого идет масштабная реконструкция. Крепость открыта для иностранных туристов и жителей республики, а её исследовательский потенциал поистине колоссален, говорят краеведы. На первый взгляд, она является привычным элементом городского пейзажа Бендер. Но  оказавшись в пределах крепостных стен, невозможно избавиться от ощущения, что перед тобой Terra Incognita.

Александр Корецкий