Главная / БЕНДЕРСКАЯ ОБОРОНА (Румынская оккупация) 1918 года: ВЗГЛЯД ЧЕРЕЗ СТОЛЕТИЕ

... БЕНДЕРСКАЯ ОБОРОНА (Румынская оккупация) 1918 года: ВЗГЛЯД ЧЕРЕЗ СТОЛЕТИЕ ...

Глава первая. О ПЕРИОДИЗАЦИИ

2017 и 2018 годы знаменательны для нас не просто эпохальными столетними датами, которые мы отмечаем. Эти даты требуют от нас не только формальной констатации фактов и событий, но и еще более пристального внимания к ним, их осмысления в свете современных реалий быстро меняющегося мира. Изучая прошлое, мы находим в нем ответы на животрепещущие вопросы сегодняшнего дня. К пониманию этого приходишь, когда обращаешься к мощному историческому пласту первой половины XX века, вместившему в себя три русские революции, две мировые войны, интервенции, Гражданскую войну.

В 2017 году исполнилось 100 лет Великой Октябрьской социалистической революции, которую многие сегодня предпочитают именовать октябрьским переворотом. В этом же ряду столетие отечественных Вооруженных сил, события Граждан- ской войны, сопровождавшейся румынской интервенцией, последующей оккупацией Бессарабии и города Бендеры. А в этом контексте - 100-летие героической обороны Бендер от румынских захватчиков. В 2019 году еще одна судьбоносная дата - 100 лет Бендерскому вооруженному восстанию. 

Несмотря на то, что участников этих событий уже давно нет в живых, актуальность тех судьбоносный дней в последние десятилетия, в свете нынешних геополитических реалий, многократно возросла, по причине не только разницы подходов к историческим событиям, непримиримого характера их оценок, но и откровенной, оголтелой фальсификации истории.

Знакомясь с тем или иным вопросом по данной теме, обнаруживаешь целый ряд элементарных нестыковок, противоречий, касающихся даже периодизации и хронологических рамок рассматриваемых событий. Так, многие исследователи относят к Гражданской войне только время наиболее активных боевых действий на фронтах в период с мая 1918 г. по ноябрь 1920 г. Не нужно быть дотошным историком, чтобы обнаружить: интервенция румынских войск на земли Бессарабии началась гораздо раньше - еще в начале декабря 1917 г., когда отряд румынских войск ворвался в Леово. Местный Совет, собравшись на экстренное заседание, в ультимативной форме предложил оккупантам немедленно покинуть территорию. Жители местечка провели ряд митингов протеста, организовали вооружённое сопротивление захватчикам, которое вынудило интервентов отступить за Прут. Однако вскоре румынские войска, подкрепив свои силы, предприняли второе вторжение. «В Леово вступили два румынских полка с пулеметами, ими расстреляны 5 русских агитаторов... аресты продолжаются», - говорилось в телеграмме, поступившей из Кагула в Кишинев 7 декабря 1917 года. 8 января 1918 г. вооруженные силы румынского правительства вторглись в Бессарабию уже широким фронтом. Одновременно они вели наступление на центральные. северные и южные районы края (1).

Правы, вероятно, те исследователи, которые, с учетом боевых действий на окраинах Советской республики, расширяют хронологические рамки интервенции и Гражданской войны с 1917 г. по 1922 г., завершая войну взятием Владивостока в октябре 1922 г. Однако и в этом случае реальная наполняемость этих рамок историческими событиями оставляет желать много лучшего.

К этому выводу приходишь, возвращаясь к исторической литературе широкого доступа, выпущенной в советский период. Например, в объёмном иллюстрированном фотодокумен- тальном издании «50 лет Вооружённых сил СССР» («Военное издательство Министерства обороны СССР», М, 1967) или в двухтомнике «История СССР» («Высшая школа», М, 1982) какое-либо упоминание о революционных событиях, румынской интервенции и Гражданской войне на территории Молдавии напрочь отсутствует. При этом в обоих источниках можно почерпнуть сведения о мятеже чехословацкого корпуса на Средней Волге и в Сибири. Если верить второму изданию, то «начало военной интервенции было положено 9 марта 1918 г. высадкой в Мурманске английских войск. 14 марта прибыл отряд английских военных кораблей. 18 марта высадились французские войска, а 24 мая - американская пехота. Всего в районе Мурманска к лету 1918 г. было высажено 10 тыс. иностранных войск...» (2). Есть в обоих изданиях сведения о боях на Украине, в Прибалтике, на Северном Кавказе и в Закавказье, на Туркестанском фронте.

Подобная дискуссия вовсе не является предметом пустопорожних споров. Напротив, она носит принципиальный характер, поскольку румынская интервенция на территории Бессарабии была первой в годы Гражданской войны и на это указывают многие факты (3).

Этот разнобой в оценках отнюдь не свидетельствует о слабости молдавской советской исторической науки, которая, напротив, была довольно высокого уровня. Скорее всего, сказывалось недостаточное внимание Центра к событиям в нашем регионе, их недостаточная систематизация в контексте боевых действий на фронтах Гражданской войны. Эта же тенденция прослеживается и в отношении отдельных персоналий.

С.А. ШестаковВ советской Молдавии было широко известно имя одного из пионеров советской авиации Семёна Александровича Шестакова. Уроженец города Бендеры, Заслуженный лётчик СССР, участник Великой Октябрьской социалистической революции. Гражданской и Великой Отечественной войн, в 1927 и 1929 гг. на самолётах АНТ-3 и АНТ-4 он совершил беспримерные перелёты по маршрутам Москва - Токио - Москва и Москва — Нью-Йорк.

Вне всякого сомнения, его имя должно стоять в одном ряду с именами М.М. Громова. В.П. Чкалова. Г.Ф. Байдукова, А.В. Белякова. В.С. Гризодубовой. М.М. Расковой. П.Д. Осипенко и других. Но увы... Бесполезно искать сведения о нем в советских справочниках и энциклопедиях, даже военных. Во 2-м издании Большой Советской энциклопедии, вышедшем в свет в 50-х годах двадцатого столетия, нашлось место четырём Шестаковым: историку, театральному художнику, филологу, архитектору...

При этом в Кишинёве была издана и неоднократно переиздана посвященная Шестакову книга М.Г. Ганецкого «Через три океана», достойное место отведено ему и в энциклопедии «Советская Молдавия», вышедшей в 1982 году. Но слава знаменитого лётчика в то время так и не перешагнула пределы Молдавии. И только многие годы спустя, уже в двухтысячные, его имя появилось в объёмном российском справочном издании «Авиационная энциклопедия в лицах», посвящённом 100-летию авиации России (4).

Несомненная заслуга в этом принадлежит нашему земляку, впоследствии жителю Санкт-Петербурга Олегу Александровичу Серову. Многие годы, будучи лётчиком первого класса гражданской авиации, он работал в Пулковских авиалиниях, сотрудничал с авиационным журналом «Крылья Балтики». Благодаря его усилиям, в это энциклопедическое издание вошло не только имя С.А. Шестакова, но и ещё четверых наших земляков. Возвращаясь к теме Гражданской войны, нелишне, видимо, отметить, что Семён Александрович Шестаков в 1922-23 годах участвовал в боях с басмачеством в Средней Азии - в Таджикистане и Узбекистане.

Ещё один взгляд на периодизацию событий интервенции и Гражданской войны как нельзя красноречивее свидетельствует о сумятице в современных умах, когда буквально всё ставится с ног на голову. В хронологические рамки Гражданской войны многие новоявленные историки включают, ни много ни мало, Февральскую буржуазно-демократическую революцию и Великую Октябрьскую социалистическую революцию. Последнюю они к тому же именуют октябрьским переворотом.

На самом деле, каждое из этих событий имеет свои чёткие временные рамки, устоявшуюся канву событий, их исторический итог. В случае с февральской революцией - это свержение самодержавия. Октябрьская социалистическая революция ознаменовала собой коренную ломку общественно-экономических формаций, изменила облик мира, предопределила развитие человечества на многие десятилетия вперёд, что признают, как ни удивительно, даже ярые её противники. Это никак не киевский майдан, не «классика жанра» - военные перевороты в банановых государствах Африки и Латинской Америки.

Слева-направо: Е.А. Лобанов, А.Г. Серов и О.А. СеровСовременные поколения имеют подчас довольно смутное представление о том времени, чему наши СМИ во многом способствуют. Ежегодно некогда праздничная дата 7 ноября трафаретно преподносится ими в информационных программах лишь в качестве очередной годовщины парада войск Красной Армии 1941 года. Действительно. это событие стало легендой, когда наша армия сразу после окончания парада отправилась громить фашистские полчища под Москвой. Вот только за скобками постоянно остаются простые и естественные вопросы: почему этот парад состоялся именно в тот день и в честь какого события? Об этом молчок. В лучшем случае упомянут о том, что где-то на периферии «Геннадий Зюганов собрал на митинге несколько тысяч своих сторонников». 

Рассматривая события румынской интервенции, а в её контексте Бендерской обороны 1918 г., невозможно пройти мимо ещё одной крупной даты - 100-летия отечественных Вооружённых сил. Традиционно 23 февраля мы отмечали как День Советской Армии и Военно-Морского Флота, а ныне как День защитника Отечества. Историческая канва событий, связанных с этой датой, у многих вызывает сомнения. Эта часть исследователей утверждает, что архивные данные не содержат каких-либо сведений о боях Красной Армии на Нарвском и Псковском направлениях 23 февраля 1918 г., с которых, как принято считать, и начался отсчёт славных побед советских вооружённых сил.

У сторонников этой точки зрения есть свои оппоненты, которые приводят свои контрдоводы. Примирить тех и других могла бы дата выхода ленинского Декрета о создании Рабоче- Крестьянской Красной Армии, если бы в своё время она была избрана в качестве праздничной вехи календаря.

Для нас более существенно другое. Обратимся к документам того времени. 15 (28) января 1918 г. Совет Народных Комиссаров принял Декрет о создании Рабоче-Крестьянской Красной Армии, а 29 января (11 февраля) - Декрет о создании Рабоче-Крестьянского Красного Флота. Героическая оборона города Бендеры от румынских захватчиков длилась с 29 января по 7 февраля 1918 г. (по новому стилю), т.е. как раз в коротком промежутке между принятием этих двух документов и задолго до боёв под Нарвой и Псковом, если они имели место. Чем не повод для сенсации?

Могут возразить, что в такие короткие сроки Красная Армия не могла быть организационно оформлена. Формально - да. Принципиально другое: регулярные части российской армии, в частности, 5-й и 6-й Заамурские полки, военные формирования Румчерода (Румынского фронта. Черноморского флота и Одесской области) и др., имевшие отношение к обороне Бендер, к тому времени уже перешли на сторону Советской власти. Хорошо известно, что 2-й съезд реорганизованного Румчерода, состоявшийся 23 декабря 1917 г. - 5 января 1918 г. в Одессе, признал Совет Народных Комиссаров и уже прочно стоял на большевистских позициях (5).

Глава вторая. ГРОЗА ПРИХОДИТ С ЗАПАДА 

Усиление позиций большевиков отмечалось и в Бендерах. По инициативе большевистской организации Бендерского железнодорожного района 9 (22) января 1918 г. власть в городе перешла в руки выделенного из состава исполкома Совета солдатских. рабочих и крестьянских депутатов штаба революционного комитета.

В изданном им объявлении «От Штаба Революционного комитета города Бендер и уезда» говорилось: «Ввиду создавшегося конфликта с Румынией и объявления гор. Бендер и уезда на осадном положении, население последних сим оповещается. что с 9 сего января вся власть в городе и уезде сосредоточена согласно постановлению Гарнизонного Собрания, в выделенном Исполнительным Комитетом Совета Солдат, Рабочих и Крестьян. Депутатов исключительно в Штабе Революционного Комитета, от какового Штаба исходят все распоряжения относительно защиты Революции и охранения порядка и спокойствия населения. Поэтому всем Учреждениям, местам и организациям, как равно чинам милиции и всем прочим военным и частным лицам предлагается всецело и беспрекословно подчиняться Штабу Революционного Комитета и его постановлениям, а также за разрешением всяких вопросов, недоразумений, споров и могущих возникнуть, конфликтов обращаться исключительно в Штаб Революционного Комитета. Кроме сего, сознавая всю ответственность момента. Революционный Штаб объявляет, что всякие контрреволюционные выступления, грабежи и насилия над мирными жителями, независимо от того, кем бы таковые ни были произведены, в корне будут подавлены вооружённой силой (орфография и стилистика оригинала сохранены - В.П.)» (6).

Полная большевизация власти в городе произошла непосредственно перед лицом румынской агрессии. ОбА.Я. Гризо этом  свидетельствует в своих воспоминаниях один из активных участников обороны Бендер Антон Яковлевич Гризо: «11 (24) января 1918 года было собрание всех частей войск и рабочих ж.д., а также городских рабочих, с тем, что- бы взять власть всецело в свои руки (ибо ещё в Совете депутатов сидело большинство меньшевиков) и дать отпор надвигающимся румынам. И вот уже 14 (27) января поезд прибыл со станции Бульбок с сообщением, что дальше ехать нельзя, потому что румыны уже заняли станцию. Тогда ж.д. полк бросает ночью Бендеры и уезжает на  Украину. Остался один Румчерод с т. Бабаевым» (7).

Необходимо отметить, что воспоминания А.Я. Гризо написаны простым доступным языком, без демагогии, излишнего пафоса и глянца. Они создают, пожалуй, наиболее целостную, и во многих отношениях достоверную картину происходивших в Бендерах событий и потому вызывают доверие.

Стоит несколько слов сказать и об источнике, где они были опубликованы. Статья «Что видел Днестр. Бендерские расстрелы» была напечатана в № 1 журнала «Красная Бессарабия» за январь 1926 г. Издавался он в Москве с января 1926 г. по март 1938 г. Центральным советом Общества бессарабцев в СССР. 

Всего было выпущено 129 номеров журнала. До декабря 1928 года он выходил один раз в два месяца, позднее - ежемесячно. Издание печатало материалы о захвате Бессарабии королевской Румынией, о режиме террора, установленном оккупантами, революционном движении в крае. На его страницах были опубликованы речи и статьи М. Фрунзе, М. Литвинова, Г. Димитрова, М. Кашена, А. Барбюса, В. Коларова, М. Вельтмана (Павловича), А. Лозовского и др. Помещались в нём и информационные сообщения о социалистическом строительстве в МАССР. Журнал распространялся также во Франции, Бельгии. Чехословакии и других странах (8). Названная выше статья в журнале подписана: «Рабочий среднего ремонта депо Бирзула (житель Бендер) А. Гризо». После оккупации Бессарабии королевской Румынией Антон Яковлевич Г ризо работал в Бирзуле (впоследствии г. Котовск Одесской области). 

Г.И. Борисов (Старый)События вокруг Бендер развивались стремительно. 13(26)января румынские интервенты захватили Кишинёв. Члены Фронтотдела, депутаты Кишинёвского Совета, командование революционными войсками Бессарабского района с преданными Советской власти военными частями были вынуждены отступить на Бендеры. Совместно со штабом обороны города во главе с Г.И. Борисовым (Старым) была организована оборона города. В штаб также вошли П. Добродеев, 

И. Шаповалов, М. Шабанов, И. Черкасов, И. Лапин, 3. Фролович и В. Мунтян (Чуркин). Впоследствии Г.И. Старый писал в своих воспоминаниях, что на заседании Бендерского Совета было решено создать центр борьбы с приближающимися румынскими войсками (9).

В Бендерах были образованы красногвардейские отряды для борьбы с оккупантами. Один отряд на бронепоезде выехал навстречу румынским интервентам, наступавшим со стороны г. Рени, и в бою у села Кайнары взял в плен и разоружил две румынские роты. Другой отряд, образованный из рабочих, солдат. крестьян и учащихся, выступил против румынских войск, которые шли на Бендеры со стороны Кишинева, и соединился с отступавшим из-под Кишинёва 5-м Заамурским полком под командованием Г.И. Кокорева.

На совещании штаба полка с представителями штаба революционных отрядов Бендер во главе с Г.И. Старым было решено отодвинуть регулярные войска за Днестр в район Тирасполя для переформирования, а оборону Бендер поручить бен- дерским отрядам. Преследовалась следующая цель: пополнившиеся на левобережье бойцами регулярные войска должны были предпринять наступление и изгнать оккупантов не только из Бендер, но и из всей Бессарабии. 5-й Заамурский полк и находившийся в районе города 6-й Заамурский полк перешли Днестр (10).

Свидетельствует А.Я. Гризо: «В 12 часов дня 16 (29) января со стороны предместья Борисовки румыны начали бомбардировать город, и разведка их была уже возле крепости. Тогда тов. Бабаев берёт команду, выдаёт оружие из вагонов рабочим и кому попало, и весь город двинулся в контрнаступление» (11).

Вот что писала газета «Голос революции» (орган Румче- рода, издававшаяся в Одессе) от 24 января (6 февраля) 1918 г. 

о реакции жителей города на вторжение румынских войск: «Румыны, двигаясь по направлению к Бендерам, видно, рассчитывали на такой же успех, но вышло обратное. Население, узнав, с какой целью движутся румыны, восстало от мала до велика на защиту молодой свободы, чем и остановили продвижение румын» (12).

Вчитываясь в эти строки, невольно переносишься на 70 лет вперёд, сравниваешь атмосферу событий 1918 г. со временами политических забастовок августа - сентября 1989 и полномасштабной агрессией прорумынских сил Республики Молдова против г. Бендеры летом 1992 г. Выступая с трибуны многотысячных митингов, проходивших тогда, в преддверии войны, на городской площади, горожане вспоминали события двух румынских оккупаций, призывали людей к бдительности. Врезалась в память надпись на красном транспаранте «Бендерчанин, помни 1918 год!», укреплённом над входом в комендатуру 2-го бендерского батальона республиканской гвардии, в здании по ул. Советской 39 в 1991 году.

Это говорит о том, что на уровне широкого общественного сознания события 1918 года и конца восьмидесятых - начала девяностых годов воспринимались бендерчанами как звенья одной исторической цепи. Тогда, почти 30 лет назад, в городе проживало ещё достаточно много людей, переживших как первую, так и вторую румынские оккупации.

А.Я. Гризо вспоминает: «Румыны отступили обратно до Бульбок. но во время отступления они брали заложников. В их число попал и наш железнодорожный электромонтёр тов. Гу- лерман. Вечером 16 (29) января у нас созвали в мастерских собрание, что предпринять? Одни говорят, что будет плохо, что ж. д. выступили, другие говорят, что оружие нужно уничтожить, ибо он (румын) расстреляет всех; третьи говорят, что нужно сражаться, потому что наши силы находятся в Тирасполе. Но всё-таки нужно освободить тов. Гулермана. Тогда все выбирают делегацию: тт. Старого. Добродеева, чтобы они поехали выручать тов. Гулермана. Так как население рабочих и горожан было не организовано, все бросили фронт вечером и разошлись по домам» (13).

И вновь напрашиваются параллели с 1992 годом. 22 июня после неудачного штурма полиции и памятного совещания в рабочем комитете часть защитников города решили оставить Бендеры. Закончилось это трагически - расстрелом колонны гвардейцев у крепости, попавшей под огонь своих. Но. как и в девяносто втором, сопротивление захватчикам в последующие дни 1918 г. продолжалось. «17 (30) и 18 (31) января над городом всё время летал аэроплан. Его всё время обстреливали из винтовок, в него сыпали пулями, как градом, но не сбили» (14).

Сомнений в том. что интервенты не отступятся от своих планов, не было: оккупанты стремились захватить стратегически важные пункты Бессарабии: города, железнодорожные узлы, порты, крупные сёла. В Бендерах они надеялись овладеть громадными складами продовольствия и обмундирования (15). «Кроме того, с занятием Бендер ставились под удар Тирасполь, крупный железнодорожный узел Раздельная и даже Одесса, в которой в эти дни шла подготовка к вооружённому восстанию за советскую власть (установленную здесь 17 (30) января)» (16).

«18 (31) января Фронтотдел издал воззвание к рабочим, крестьянам и солдатам всех национальностей, в котором призывал их сплотиться как членов великой пролетарской семьи на борьбу с интервентами» (17). Бои за Бендеры носили исключительно ожесточённый характер: «Дрались старики, женщины, дети» (18). Однако силы были явно неравными, противник подбрасывал всё новые и новые резервы, а ряды защитников неумолимо редели.

«С самого утра 19 января (1 февраля) румынская артиллерия всё время старалась попасть в артиллерийский склад, находящийся в Бендерской крепости. Это ей удалось, и город был подожжён. Ужасный пожар с взрывами продолжался с 11 часов утра до вечера. Несмотря на это. Бендеры защищались до последней возможности» (19).

Вспоминает А.Я. Гризо: «19 января (1 февраля) утром началась снова бомбардировка города. В этот момент взрывается снаряд на рампе (на вокзале), поднимается паника, город засыпает осколками. От дыма стало темно, народ стал выходить кто на окраину, кто в степь, иные в погреба прятались. Так продолжалось часов до 12 ночи, и утром 20 января (2 февраля) румыны заняли город Бендеры. Сначала никого не тронули и издали приказ всем железнодорожникам явиться с белыми повязками для получения пропусков в мастерские.

Мы собрались возле гостиницы, где остановился штаб, и мы уже там увидели русских офицеров в румынской форме. В этот момент со стороны Тирасполя началась стрельба, снаряд попал в ступеньки гостиницы возле дверей. Поднимается суматоха, народ стал разбегаться, но по ним направили пулеметы, и пошла бойня.

21 января (3 февраля) каждый явился с белой повязкой, на которой набивалась румынская печать. Повязку нужно было носить на правой руке. На работу нужно было вступать 22 января, но никто не хотел. Только сила оружия заставляла идти работать. Согласно приказу выходить на улицу раньше 8 часов утра нельзя было» (орфография и стилистика оригинала сохранены - В.П.) (20).

Глава третья. БОРЬБА ПРОДОЛЖАЛАСЬ...

Но борьба за Бендеры ещё продолжалась. Советские власти и командование собирали к Днестру новые силы. Подтягивались красногвардейские и матросские отряды из Одессы и Николаева. В районе Тирасполя создавались новые партизанские отряды Г.И. Котовского и др. Из-под Раздельной подошёл отряд революционных солдат добровольцев 8 армии под командованием Т.Н. Хохлова (21).

Из Одессы прибыли сформированные румынским революционным комитетом отряды румын-интернационалистов, чтобы плечом к плечу с советскими бойцами сражаться против румынской олигархии (22).

«23 января (5 февраля) никто не выходил на улицу, - вспоминает А.Я. Гризо. - но слышна была стрельба в городе и мы узнали, что город вновь заняли большевики. Тогда бендерцы (давнее название горожан) начали обстреливать убегающих румын. Первым делом была освобождена тюрьма, где сидели якобы заложники. Караул румынский возле тюрьмы был перебит весь. Отряд, занявший город Бендеры, был Котовского. Он два дня вёл стрельбу в городе, так как румыны засели в домах и на колокольнях церквей и отстреливались из пулемётов. Чтобы их сбить, по городу разъезжал русский броневик, а также наскоро из Тирасполя прибыл паровоз с платформой, на которой было установлено орудие. Из него били по домам и занятой румынами церкви» (23).

Оттеснив от Бендерского моста интервентов, пытавшихся прорваться на левый берег Днестра, советские войска и партизанские отряды вступили в Бендеры (24). После жестокого боя 24 января (6 февраля) они заняли Бендерскую крепость (25). Помощь им оказывали жители города, которые сами требовали оружие для продолжения борьбы с захватчиками (26), вступали в партизанские отряды и, как сообщала газета «Голос революции», боролись с интервентами с особой яростью (27).

Румынские революционные отряды своим участием в сражении за Бендеры вписали героическую страницу в историю своего народа. «Румынская революционная армия получила боевое крещение. - писала газета румынских левых социал-демократов «Лупта» 28 января 1918 г. - У ворот старой Бендерской крепости первые эшелоны этой армии защищали мост на Днестре и совместно с русскими матросами и Красной гвардней отвоевали город (28). «Боевое крещение румынского пролетариата у ворот Бендер является началом нашей спасительной революции», - писала» Лупта» (29).

Диорама. Бой в районе депо в ходе обороны г. Бендеры от румынских захватчиков.

Не менее красноречивы свидетельства румынских реакционных кругов. Мужество и упорство защитников города вынужден признать командующий румынскими войсками генерал Броштяну (30). Об этом же писал впоследствии военный румынский историк Михалеску: «оккупация Тигины (Бендер) произведена, наоборот, с трудом и с потерями, вследствие чрезвычайного сопротивления и враждебного противодействия ... сильная атака большевиков 23 января, сопровождавшаяся уличными боями, вынудила наших оставить город и отступить к Борисовке. 24 января румынский отряд, сила которого доходила до 7 батальонов, 1 эскадрона и 3 батарей, вместе с 4-й бригадой рошиоров (кавалерия) возобновил атаку Бендер (Тигины) ...» (31).

25 января (7) февраля интервенты предприняли новое наступление на Бендеры. Защитники города сражались героически. но под натиском превосходящих сил советским отрядам пришлось вновь отступить на левый берег Днестра (32).

О заключительных боях бендерской обороны сообщала газета «Голос революции» в № 162 от 28 января 1918 г.: «Вчера в Одессу прибыло из Тирасполя много беженцев. Они передают нам подробности боя под Бендерами. 25 января (7 февраля). с утра, накапливавшиеся в районе полустанка Калфа румынские войска, окружив и взяв в плен прорвавшиеся кавалерийские отряды Заамурских конных полков, двинулись по направлению к Бендерам.

Извещённые о движении румын, наши силы, состоявшие из двух пехотных полков 6 армии и революционных отрядов матросов и красногвардейцев, приготовились к бою.

Было отдано распоряжение двинуть часть наших войск навстречу румынам. Недалеко от Бендер произошла встреча наших войск с противником. Наши войска вступили в бой.

Следует отметить, что в то время как наши артиллерийские части остались в Бендерах, румынская артиллерия двигалась вместе с пехотой. По нашим резервам и прилегающему к Бендерам району румыны открыли беглый артиллерийский огонь. Стрельба велась исключительно полевой артиллерией. Румынская пехота стреляла разрывными пулями. После нескольких залпов румыны пытались было броситься на наши войска в атаку, но. встреченные нашим заградительным огнём, отступили.

Не имея поддержки, наши войска вынуждены были отступить за Бендеры, где сконцентрированы наши резервы и подготовлены позиции. Слухи о взятии Тирасполя неверны. В настоящее время Тирасполь защищается нашими значительными силами» (33).

Глава четвертая. Г.И.КОТОВСКИЙ

Особый интерес для нас в событиях Бендерской обороны 1918 г. вызывает личность Г.И. Котовского, участиеГ.И. Котовский его боевых отрядов в сражениях за город. Каких-либо сведений о временах лихой молодости, связанных с Бендерами, в его дореволюционной биографии не отмечено. Он оставил след в истории города уже в период бурных революционных событий и Гражданской войны. После целого ряда арестов, тюрем, каторги Г.И. Котовский в 1917 г. определён рядовым в русскую армию и 4 августа 1917 г. прибыл на Румынский фронт в разведывательную роту кавалерии, находившуюся в районе Кишинёва. В Бессарабии его уже хорошо знали как непримиримого борца с классом угнетателей, поэтому уже 25 ноября 1917 года солдаты избрали его членом президиума Революционного комитета 6 армии Румынского фронта. Вскоре после вторжения войск королевской Румынии в Бессарабию Григорий Иванович был откомандирован в Кишинёв для оказания помощи революционному комитету, организации достойного отпора агрессору. Здесь он активно включился в дела укрепления обороны города, выступал на митингах, собраниях. Создавая рабочие отряды, вооружал их в соответствии с указаниями кишинёвского ревкома. 

13 (26) января 1918 г., как уже отмечалось, после трёхдневных упорных боёв, революционные части и боевые дружины под натиском значительно превосходящих сил противника вынуждены были оставить Кишинёв и отступить к  Бендерам.

Спустя два дня вместе с отступающими революционными частями Г.И. Котовский прибыл в Бендеры. И вновь с высочайшей настойчивостью и ответственностью совместно с партийносоветским активом принялся за формирование красногвардейских отрядов из рабочих, сельских жителей, солдат, учащихся. 

Один из таких отрядов выступил навстречу румынам. В результате упорного боя противник вынужден был отступить к станции Бульбоки. На следующий день, как уже говорилось выше, попытки оккупантов овладеть городом не увенчались успехом. 

«Г.И. Котовскому было поручено возглавить участок обороны Бендер с южного, каушанского направления, держать под контролем районы Балки, Кавказа, Лагерного поля и Плавней. Григорию Ивановичу удалось привлечь к выполнению данного задания, помимо выделенных отрядов, всех жителей участка. Тогда-то он и познакомился с семейством подпольщика Антона Яковлевича Гризо» (34).

Сразу после первого взятия румынами Бендер 20 января (2 февраля) подавляющая часть защитников отступила за Днестр, где Г.И. Котовский в Тирасполе сразу же приступил к формированию конного партизанского отряда, в который вошли и жители Бендер. О боевых действиях этого отряда в Бендерах в последующие дни вкратце упоминает А.Я. Гризо: «Отряд, занявший город Бендеры, был Котовского». Об этом также было сказано выше.

Ещё раз вернёмся к личности А.Я. Гризо и его семьи. В городе Бендеры по ул. Аккерманской (ныне ул. Первомайская). № 60 с дореволюционных времён в неказистом саманном домике проживала семья активных подпольщиков Антона Яковлевича и Неонилы Васильевны Гризо. На этом доме в не столь давние советские времена была установлена белая мраморная каменная доска. Во время боевых действий лета 1992 г. домишко оказался в центре ожесточённых боёв. «Блюстители конституционного порядка» Молдовы доску похитили. а дом. официально отнесённый к памятнику истории города, изрядно повредили.

«В 1918 г. отец семейства после захвата Бендер румынами ушёл на левый берег, а мать осталась с четырьмя детьми, взвалив на свои хрупкие плечи поручение революционного комитета. продолжить содержание и функционирование явочной квартиры (35).

В 1977 году бывший директор Бендерского историко-краеведческого музея Евгений Александрович Лобанов, будучи ещё научным сотрудником музея, ездил в Одессу, где встречался с дочерью подпольщика Верой Антоновной Гризо. Ей было тогда уже 60 лет. но она - кандидат химических наук, доцент - продолжала трудиться, заведуя кафедрой неорганической химии Одесского технологического института пищевой промышленности им. Ломоносова.

«Более трех часов с мельчайшими подробностями. - вспоминает Е. А. Лобанов. - она рассказывала мне о героических событиях 1917 - 1923 гг. Чувствовалось, что многое она наблюдала сама, но не меньше узнала от своих родителей. Да и официальные документы того времени изучила глубоко и добросовестно» (36).

Из всего рассказанного В.А. Гризо к данной теме, Евгений Александрович выделяет один факт: она очень настойчиво, рассеивая его сомнения, утверждала, что в канун Бендерского вооружённого восстания мая 1919 года к ним в дом на некоторое время тайно пробрался Г.И. Котовский. Он долго расспрашивал мать. Неонилу Васильевну, об обстановке в Бендерах, о количестве и расположении румынских воинских частей, сигуранцы и др. В разговоре сообщил, что с двумя бойцами на конях перебрались через Днестр. Их оставил на берегу напротив нынешнего здания ДОСААФ, а сам пешим порядком пробрался к месту.Дос семьи Гризо по ул.Первомайской. 80-е годы (ныне не сохранился)

Позже Е.А. Лобанов нашёл косвенное подтверждение этому свидетельству. В тексте «Мандата Одесского военно-окружного комиссариата», № 213 от 13 апреля 1919 г., г. Одесса говорится:  «Тов. Котовскому Григорию Ивановичу, как испытанному боевому товарищу, поручается организация боевых частей для освобождения Бессарабии от гнёта мирового империализма. Тов. Котовский работает на территории Одесского округа и подпольно в Бессарабии. Все советские упреждения, исполкомы, ревкомы, также подпольные советские организации (подчёркнуто Е.А. Лобановым) оказывают указанному товарищу безусловное содействие. Окрвоенком» (37). Этот документ, заметим, был выдан за месяц с небольшим до Бендерского вооружённого восстания 27 мая 1919 г. Он подтверждает правоту свидетельства В.А. Гризо о пребывании Котовского на явочной квартире г. Бендеры весной 1919 г. Это вполне соответствует и характеру Григория Ивановича, которого отличала смелость. переходящая в отчаянность, лихость и повышенная рискованность.

Тесный характер отношений семьи Гризо и Котовского подтверждает и тот факт, что впоследствии, когда их пути сошлись в Бирзуле, герой гражданской войны неоднократно бывал в их доме, где его принимали как своего, очень близкого человека. И ещё одно интересное свидетельство. На одной. весьма распространённой в молдавской исторической литературе фотографии, где Г.И. Котовский запечатлён с группой молдавских трудящихся в дни образования МАССР в 1924 году, рядом с ним в белом платке стоит Неонила Васильевна Гризо.

Глава пятая. КРОВАВАЯ ЖАТВА

25 января (7 февраля) 1918 г. Бендеры были сданы. Интервенты. вторично захватив город, приступили к третьей, самой жестокой фазе - расправе над населением. Как свидетельствовал очевидец, бывший председатель Фронтотдела Румынского фронта В. Перпер: «в Бендерах при втором вступлении румын в город беспощадно убивали детей. Издевательства над гражданами в этот раз достигли своего апогея. Свыше 5000 человек, среди которых было много женщин, стариков и детей, были выгнаны за «Чёрный забор», отделяющий город от железнодорожного полотна, и румыны продержали их там, на коленях под устремлёнными на них дулами винтовок в течение четырёх часов. Время от времени подавали команду, по которой несчастные должны были прикладывать руку к козырьку...» (38).

«Чёрный забор» стал исходной точкой расправ над защитниками города, но людей расстреливали повсюду: на борисовском кладбище, у стен бендерской крепости, на улицах города...

Наиболее развёрнутая картина этих кровавых событий содержится в воспоминаниях А.Я. Гризо. «Утром, когда ещё все жители спали, румыны вошли в город цепью и из квартир забирали мужчин и отправляли за город. За городом устроен был громадный круг, который был обнесён пулемётами. В круг каждый должен был проходить с поднятыми руками, и румыны производили обыск оружия, но из карманов забирали всё, что там находилось. В это время выпал снег, а жители не успели одеться и как спали, так в нижнем белье их выгоняли на степь. По дороге туда уже лежали трупы убитых. - это были те, которые осмеливались спрашивать, куда и за что их ведут. Народу собралось несметное количество, и вот здесь началась расправа: снимались пальто, шапки, а у кого были сапоги или ботинки хорошие, тех разували и на месте убивали.

Первыми пали машинист Василенко и станционный сторож, убитые разрывными пулями. Видим - горит город, горят мельницы, но никто не осмелился даже спросить. Женщины и дети бегут за мужьями, за отцами поднялся крик, плач, все побросали дома и пошли за своими отцами и мужьями. Румыны же пошли грабить квартиры мирных жителей.

Наконец с другого конца города послышался залп выстрелов. Там тоже была большая толпа народа, туда повели уже партию и нам передали, что её расстреляли. Передают, что вторую партию повели по направлению к мосту, на окраину. Наконец в 4 часа приезжает верховой, что-то сказал. Тогда переводчик кричит: «Строиться по 40 человек». И вот каждый старается избегать в первую партию попасть. Тогда румыны начинают сами строить. И первую партию повели; женщины, дети подняли крик ещё больший и двинулись за уходящими. Наконец повели вторую, третью партию и т.д. Жёны передают. что все находятся в центре города.

Когда последняя партия прибыла, то стало уже темнеть. Тогда переводчик начал читать приказ, который гласил: более двух человек по улице не ходить, в домах огонь должен гореть до 8 часов вечера, ставни в квартирах должны быть открыты. Говорит, что «издан приказ генералом о помиловании вас за ваши выступления, ибо он пришёл сделать порядок, потому что большевики хотели взять власть над Бессарабией». После этой речи нас разогнали по домам.

Город представлял картину полного погрома. Трупы валялись по улицам. Если кто выходил из ворот, тот падал жертвой. 26 января (8 февраля) мы вышли в мастерские, где узнали об участи наших товарищей, командированных с Привислинских ж.д. На станции были бараки, там помещались командированные, которые все были перебиты и зверски изуродованы до неузнаваемости. Также не было видно и многих местных товарищей рабочих. Уже потом выяснилось, что они тоже пали. Вот отдельные случаи. Зашли румыны в квартиру смазчика Ульянова, который в то время завтракал с семьёй и пригласил румын (их было двое) тоже позавтракать. Те сели, поели, после чего вывели Ульянова из квартиры и закололи штыками, нанеся ему несчётное количество ран в присутствии семьи. Кладовщик Богатович на стук румына не скоро открыл калитку, за что был убит на месте. Кондуктор, идя по дороге, на зов не оглянулся, за что был выстрелом из винтовки ранен. Раненый просил помощи. но вместо того был облит керосином и подожжён. Получился живой мученический факел.

Многие от снарядов попрятались в погреба с семействами. Румыны, заходя во двор, из винтовок стреляли в погреба. Доходило до того, что бросали туда бомбы, не считаясь ни со старыми. ни с малыми, пощады не давали никому. Был даже такой зверский поступок, что помощника машиниста заживо закопали в яму. Где только не слышится выстрел, сейчас окружают и всех мужчин расстреливают.

Участь тех. которых повели на окраину, следующая. Река Днестр имела прибытие воды, льда не было. И впоследствии, когда вода стала, на дне реки лежали трупы с руками, завязанными назад проволокой. Среди трупов были солдаты, горожане и наши железнодорожники. Трупы валялись, и никто не осмеливался их убирать, даже родственники.

Таким образом, наших железнодорожников, убитых и без вести пропавших от рук румынских бояр, и от рук русского офицерства, погибло около 250 человек. Какое количество осталось вдов и сирот, можно судить самим.

Таков был день 25 января старого стиля 1918 г., который бессараоцы-бендерцы и считают днём занятия румынами Бессарабии и в который мы чтим память товарищей, павших от рук наёмников капитала» (орфография и стилистика оригинала сохранены - В.П.) (39).

По другим свидетельствам, называются имена погибших железнодорожников - слесарей Тищенко и Стрелецкого, сто- ляра Дворницкого, грузчика Евдокимова, фельдшера Кравченко (40). Участник обороны Бессарабии Е.Г. Василевский писал в своих воспоминаниях о расстреле 150 рабочих-желез- нодорожников и многих горожан (41). Известное академическое издание сообщает о более 100 расстрелянных революционных рабочих (Советская Молдавия. Краткая энциклопедия. Кишинёв, 1982. с. 45). Приведённые выше данные о погибших защитниках и мирных жителях в трёх исторических источниках хотя и несколько разнятся между собой, вполне сопоставимы и создают реальную картину события. В советское время работниками экскурсионного бюро и музеев нередко приводилась цифра о 500 расстрелянных. С позиций сегодняшнего дня она выглядит явно завышенной.

Для полноты картины происходившего в Бендерах следует привести факты массового произвола оккупантов по отношению к различным слоям мирного населении, а также свидетельства, характеризующие общественно- политическую обстановку в городе в первые дни оккупации. Так, газета «Голос революции» в №168 от 6 (19) февраля 1918 г. писала: «Кровавая расправа румын, начавшаяся с входом их в Бендеры, продолжается по сей день. Бендеры представляют теперь ужасную картину. Развалины сгоревших домов, зияющие дыры вместо дверей и окон, разграбленные лавки и магазины.

От «Варшавской гостиницы», где помещался штаб русских войск, действовавших против румын, не осталось и камня на камне. Разграблена также и «Парижская гостиница», в которой жили некоторые члены Фронтотдела. Все, кто имел то или иное отношение к общественной и политической жизни, оказались в проскрипционных списках румын.

Целый ряд лиц приговорён к смертной казни, среди них популярный аптекарь Мульман, д-р Вундербар, студ. Нутов, пр. нов. Шперлинг и все сотрудники «Бессарабского южного края», заподозренного почему-то в большевизме, несмотря на его определённо антибольшевистскую физиономию.

Кроме пострадавших по наветам провокаторов, есть много жертв румынского антисемитизма. Таким образом, были убиты на пороге своего дома владелец лесного склада Эрлих, владелец аптекарского магазина Рис и гр. Гольдгамер. Жена последнего ранена. Расстрелян владелец мануфактурного магазина Шустерман. Зато выползли на свет божий все тёмные силы города. бывшие полицейские, охранники, деятели Союза русского народа. Некоторые из перекрасившихся быстро полиняли. Так. румынами назначен гор. головой Прокофьев - старый черносотенец, прошедший в Думу под флагом кадетов. На руку румынам играет также начальник милиции, бывший царский прокурор Чхенкели и гл. думы Колесниченко. По оговорам провокаторов разыскиваются политические работники тт. Трошин и Придикман. «Чёрный забор» у вокзала стал настоящим местом казней. Смертная казнь стала обычным явлением в Бендерах, расстреливают по самым пустячным поводам.

Памятник-горельеф "Черный забор"

В Каушанах - соседнем с Бендерами местечке одного крестьянина за неодобрительный отзыв о румынских «реквизициях» приговорили к расстрелу. Благодаря мольбам односельчан казнь была заменена розгами...

Для того чтобы показать населению, чем карается неуважительное отношение к румынам, на это печальное зрелище было согнано около 2000 жителей из Бендер и окрестных селений. Несчастный после 30-й розги впал в нечувственное состояние, был отвезён в больницу, где и скончался.

В с. Копанка румынами расстрелян председатель земельного комитета, организовавший партизанский отряд. Ужасы без конца. И ко всему этому безвыходное положение в продовольственном вопросе. Всё, что имелось в Бендерах съестного, вывезено в Румынию, население же буквально голодает» (орфография и стилистика оригинала сохранены - В.П. ) (42).

Глава шестая. Взгляд через столетие 

Таким образом, город Бендеры дважды в течение XX века испытал на себе массированную агрессию, инспирированную прорумынскими силами. - в начале столетия, в 1918 г., и в конце - 1992 г. Было бы весьма недальновидно не усматривать прямую связь между этими событиями в наше время. 

В более широком формате, хотя и с определёнными оговорками. к ним можно причислить и события Бендерского вооружённого восстания 1919 г. и немецко-румынской оккупации 1941-1944 гг. 

Румынская экспансия 1918 г. в основе своей носила не столько межнациональный, сколько классовый и политический характер. Получив мандат от западных держав, Румыния при пособничестве и предательстве генерала Д.Г. Щербачёва стремилась одновременно и покончить с большевизмом, и утолить свои территориальные притязания за счёт молодой советской республики. 

Д.Г. ЩербачевО Щербачёве следует упомянуть отдельно. Он успешно командовал 9-м корпусом во время наступления в Галиции в начале Первой мировой войны, занял Львов. Во время Великого отступления 1915 г. во главе 8-й армии одержал ряд побед над германскими и австрийскими войсками. Добился значительных успехов в Брусиловском прорыве. С октября 1915 г. по апрель 1917 г. Дмитрий Григорьевич Щербачев командовал Юго-Западным фронтом. В начале апреля 1917 г. был назначен помощником короля Фердинанда I, главнокомандующего армиями Румынского фронта, созданного в декабре 1916г., в связи с разгромом румынской армии и необходимостью предотвратить угрозу для южных российских территорий. Фактически генерал Щербачев являлся главнокомандующим фронта — в подчинении у него находились четыре русские и две румынские армии. После объединения Румынского и Юго-Западного фронтов в Украинский фронт в декабре 1917 г. под командованием Щербачёва - подчинялся Украинской Верховной Раде до января 1918 г.

В феврале 1918 г. заключил перемирие с Германией в Фонтанах, причём добился от германского командования согласия на сохранение не демобилизованной Румынской армии. В декабре 1917 г. дал согласие на ввод румынских войск в Бессарабию - под предлогом охраны русских и румынских границ и поддержание порядка и спокойствия в тылу Румынского фронта. В январе 1918 г. между советскими войсками и румынами начались боевые действия. Румынская дивизия, вторгнувшаяся на левый берег Днестра, была разгромлена. Ярый противник большевизма, он в период широкой революционной агитации добился того, что фронтовой комитет 30 октября 1917 г. принял решение о непризнании советской власти. В свою очередь 13 января 1918 г. Щербачёв постановлением С НК РСФСР объявлен «врагом народа» и ставился «вне закона».

18 апреля 1918 г. временно удалившись от дел, поселился в имении, предоставленном ему румынским королём. 30 декабря 1918 года прибыл на Кубань, в Екатеринодар, где ведал снабжением белых армий, был назначен военным представителем русских армий при союзных правительствах и союзном Верховном командовании. В мае 1920 г. из-за разногласий с генерал-лейтенантом бароном П.Н. Врангелем относительно совместных действий с Польшей был заменён генерал-лейтенантом Е.К. Миллером. Пользовался особой благосклонностью румынского короля. В 1920 году переехал в Ниццу, где жил на пожизненную пенсию, назначенную ему королём Румынии и румынским правительством. Румыния не забыла его деятельность в годы Первой мировой войны, в том числе и вклад в оккупацию Бессарабии. Умер 18 января 1932 г. в Ницце от кишечного гриппа, похоронен на местном кладбище Кокад.

Как уже отмечалось, в состав румынских частей входило много русских белогвардейских офицеров, переодетых в румынскую военную форму. В то же время в ходе гражданской войны румынские революционные отряды не раз широко и активно участвовали в боях на стороне Красной Армии.

Схожая картина наблюдалась и в 1992 году. Достаточно вспомнить лично «прославившегося» в боях за Бендеры полковника Л. Карасёва, командира предмостной военной группировки РМ. уроженца Донбасса, и В. Гуслякова. комиссара городского отдела полиции Бендер. В то же время в составе приднестровских военных формирований значительную часть составляли этнические молдаване. В основе же всего происходившего в Бендерах в начале девяностых годов - современная большая геополитическая игра, направленная на переустройство мирового порядка.

В организационном, стратегическом и тактическом плане действия военных формирований Приднестровья часто подвергались и подвергаются довольно жёсткой критике, нередко обоснованной. Впрочем, такое же отношение к своим наблюдается и в Республике Молдова. Однако если рассматривать войну 1992 года сквозь призму событий Бендерской обороны 1918 г., поражает их сходство как в общем плвне, так и в детялях. И это отнюдь не случайно.

В обоих случаях оборона города была представлена разношёрстными военными формированиями различного типа,
нередко без намёков на совместную организацию боевых действий. В 1918 г. это были подразделения Румчерода. ре-
гулярные военные части, партизанские. красногвардейские, матросские отряды самообороны и т.д. Формально датой создания вооруженных сил Приднестровья считается 11 сентября 1991 года, однако речь в данном случае шла лишь о создании республиканской гвардии в условиях резко обострившейся общественно-политической обстановки в республике. Параллельно в разноскоростном режиме шли процессы возрождения черноморского казачьего войска, создания милиции, формирования ТСО и народного ополчения.

В этих условиях о четко скоординированных боевых действиях не могло быть речи по определению. Отсюда, в обоих случаях, не всегда мотивированный отвод войск за Днестр, вносивший сумятицу и нервозность в действия сил самообороны города. Не следует забывать, что все это происходило на фоне крушения старых государственных систем и едва народившихся новых, в атмосфере непредсказуемых, бурно развивавшихся событий, в рамках которых Бендеры и Приднестровье оказывались в заведомо проигрышном положении. В случае с ПМР чего стоит только состояние непризнанности республики, продолжающееся и по сей день.

В XX веке г. Бендеры пережил две крупнейшие в своей истории трагедии, сопоставимые как по масштабам совершенной против него агрессии, так и по количеству, характеру преступлений, инспирированных в отношении его защитников и мирного населения.

Выделим еще два важнейших момента: румынская интервенция против молодой советской республики была первой в годы гражданской войны, а Бендерская оборона 1918 г. - крупнейшей вехой борьбы против оккупантов в рамках этих событий.

Оборона Бендер в 1918 и 1992 гг. имела огромное значение для судеб государственности Приднестровья. Стойкое сопротивление защитников города на правом берегу Днестра в конечном итоге не позволило захватчикам закрепиться на Левобережье, где впоследствии была образована МАССР. Героическая оборона Бендер в 1992 г. сломала хребет оккупантам и позволила отстоять республику на новом этапе её исторического развития.

В последние десятилетия в ПМР происходят бурные процессы возвращения к историческим истокам. Высокими темпами идёт восстановление Бендерской крепости, открываются военно-исторические мемориалы и комплексы, устанавливаются памятники деятелям истории и культуры. При этом наблюдается ощутимый крен в сторону памятников и архитектуры досоветской эпохи.

К сожалению, на этом фоне ощущается дефицит внимания к памятникам истории советского периода. В бедственном положении находится Мемориал революционной, боевой и трудовой славы железнодорожников, одноимённый музей, который из-за поломки в системе отопления вот уже 24 года работает только в тёплое время года. Неоднократно актам вандализма подвергался памятник-горельеф «Чёрный забор».

Еще в начале девяностых был закрыт Мемориальный музей Г.И. Старого и П. Ткаченко — основателей Приднестровской государственности, прекратил своё существование музей кавалерийской бригады Г.И. Котовского в Тирасполе.

И это тревожит. Мы не вправе забывать тех. кто с оружием в руках отстаивал Приднестровье как в грозном 1992 г., так и в суровом 1918.

Источники

История Приднестровской Молдавской Республики. Т. 2, ч. I - Тирасполь: РИО ПГУ, 201. — С. 30-31.

История СССР. Т.2. — Москва. 1982. —С. 54-55.

Минц И.И. История Великого Октября. Т.З. Триумфальное шествие Советской власти. - Москва, 1979. - С. 575; Лазарев А.М. Кто и когда начал вооруженную интервенцию против Страны Советов? (научная полемика с коллегами). Revista de istorie а Moldovei. 1990, № 1. - С. 22- 35; Виноградов В.Н. Интервенция в Бессарабии в 1918 году - звено в заговоре международного империализма против Советской России. Вопросы истории. — Москва, 1975, № 3. - С. 71; Дольник А. Бессарабия под властью румынских бояр. (1918-1940). — Москва. 1945. —С. 12.

Авиационная энциклопедия в лицах. (Отечественная военная и гражданская авиация). - Москва. 2012. - 1008 с.

Советская Молдавия. Краткая энциклопедия. - Кишинев, 1982. - С.535.

Борьба за власть Совето в Молдавии. Сборник документов и материалов. - Кишинев, 1957. - С. 280.

Журнал «Красная Бессарабия». - Москва, 1926. № 1. - С. 65.

Советская Молдавия. Краткая энциклопедия. - Кишинев, 1982. - С.306.

Румынская интервенция в Бессарабии. Сборник материалов и документов. — Тирасполь, 1933. —С. 141.

Румынская интервенция в Бессарабии. Сборник материалов и документов. — Тирасполь, 1933. —С. 142.

Журнал «Красная Бессарабия». - Москва, 1926, № 1. - С. 65.

Борьба трудящихся Молдавии против интервентов и внутренней контрреволюции (1917-1920 гг.). Сборник документов и материалов. - Кишинев, 1967, - С. 75.

 Журнал «Красная Бессарабия». - Москва, 1926, № 1. - С. 65.

 Журнал «Красная Бессарабия». — Москва, 1926, № 1. — С. 65.

Борьба трудящихся Молдавии против интервентов и внутренней контрреволюции (1917-1920 гг.). Сборник документов и материалов. - Кишинев. 1967, - С. 62-67.

Есауленко А.С., Копанский Я.М., Лазарев А.М. Борьба трудящихся Бессарабии за своё освобождение и воссоединение с Советской Родиной (1918-1940).-Кишинев, 1970.-С. 53.

Борьба трудящихся Молдавии против интервентов и внутренней контрреволюции (1917-1920 гг.). Сборник документов и материалов. - Кишинев, 1967, - С. 72-74.

Борьба трудящихся Молдавии против интервентов и внутренней контрреволюции (1917-1920 гг.). Сборник документов и материалов. - Кишинев, 1967, - С. 85.

Борьба трудящихся Молдавии против интервентов и внутренней контрреволюции (1917-1920 гг.). Сборник документов и материалов. — Кишинев, 1967, - С. 85.

Журнал «Красная Бессарабия». - Москва, 1926, № 1. - С. 65.

Есауленко А.С., Копанский Я.М.. Лазарев А.М. Борьба трудящихся Бессарабии за своё освобождение и воссоединение с Советской Родиной (1918-1940). - Кишинев, 1970. - С. 60.

Борьба трудящихся Молдавии против интервентов и внутренней контрреволюции (1917-1920 гг.). Сборник документов и материалов. - Кишинев, 1967, - С. 65, 79-80.

Журнал «Красная Бессарабия». - Москва. 1926, № 1. - С. 65-66.

ЦГА МССР. Ф.693, оп. 4, д. 705, л. 3; Борьба трудящихся Молдавии против и внутренней контрреволюции (1917-1920 гг.). Сборник документов и материалов. - Кишинёв. 1967, - С. 76.

ЦГА МССР. Ф.693, оп. 4, д. 705, л. 9.

Борьба трудящихся Молдавии против интервентов и внутренней контрреволюции (1917-1920гг.). Сборник документов и материалов. - Кишинёв, 1967, - С. 77.

Борьба трудящихся Молдавии против интервентов и внутренней контрреволюции (1917-1920 гг.). Сборник документов и материалов. - Кишинёв, 1967, - С. 78.

Борьба трудящихся Молдавии против интервентов и внутренней контрреволюции (1917-1920 гг.). Сборник документов и материалов. - Кишинёв. 1967, - С. 79.

Борьба трудящихся Молдавии против интервентов и внутренней контрреволюции (1917-1920 гг.). Сборник документов и материалов. - Кишинёв, 1967, - С. 79-80.

«Кувынт Молдовенеск». - Кишинев. 1918. №9 24 января (6 февраля).

Журнал «Красная Бессарабия» - Москва, 1935, №1 - С. 5, 6.

Борьба трудящихся Молдавии против интервентов и внутренней контрреволюции (1917-1920 гг.). Сборник документов и материалов. - Кишинёв, 1967, -С. 80-81.

Борьба трудящихся Молдавии против интервентов и внутренней контрреволюции (1917-1920 гг.). Сборник документов и материалов. - Кишинёв. 1967,-С. 80-81.

Лобанов Е.А. Оставившие след в истории Бендер. - Бендеры, 2008.-С. 33.

Лобанов Е.А. Оставившие след в истории Бендер. - Бендеры, 2008.-С. 33-34.

Лобанов Е.А. Оставившие след в истории Бендер. - Бендеры, 2008.-С. 34.

Котовский Г.И. Документы и материалы. - Кишинёв. 1956. - С. 66-67.

Газета «Голос революции», № 163, 30 января 1918г. Борьба трудящихся Молдавии против интервентов и внутренней контрреволюции (1917-1920 гг.). Сборник документов и материалов. - Кишинёв. 1967,-С. 81.

Журнал «Красная Бессарабия». — Москва, 1926. № 1. — С. 66-67.

История Приднестровской Молдавской Республики. Т.2, ч. 1. — Тирасполь: РИО ПГУ, 2001. — С. 33.

ПА ИИП ЦК КИМ, ф. Истпарта, д. 13. Есауленко А.С.. Копан- ский Я.М., Лазарев А.М. Борьба трудящихся Бессарабии за своё освобождение и воссоединение с Советской Родиной (1918- 1940). - Кишинёв. 1970. - С. 62.

Борьба трудящихся Бессарабии за своё освобождение и воссоединение с Советской Родиной (1918-1940). Сборник документов и материалов. — Кишинёв. 1970.— С. 124-125.

АВТОР В.И. ПЕРСТНЕВ

Документально-публицистическое издание

Владимир Игоревич Перстнёв

БЕНДЕРСКАЯ ОБОРОНА
1918 года:

ВЗГЛЯД ЧЕРЕЗ СТОЛЕТИЕ

100-летию героической
обороны г. Бендеры от
румынских захватчиков
посвящается

Редактор В.Н. Валавин

Подписано в печать 01.11.2018 г.
Бумага офсет. Гарнитура «Times New Roman»
Формат 60x84/16. Уел. печ. л. 6.05
Тираж 100 экз. Заказ № 091

Отпечатано в типографии ООО «Контур»
г. Бендеры, ул. Московская. 59

^ Наверх